Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
А правда светит и в домах,
Где стены чёрный дым коптит.
Она лишь с тем, кто сердцем чист.
Эсхил
Silver Fox   / Перекрестки
Персонаж
"Осень пробиралась в город, словно хорошо обученный разведывательный отряд. Рассредоточившись, мелкими группами и под покровом ночи, а так же окружавших ее сумерек. Поутру оказывалось, что еще несколько деревьев променяли свой обычный, пышущий хлорофиллом наряд на нечто более яркое, красочное и фатальное, воздух оказывался чуть холоднее и прозрачнее, чем вчера, а солнце, еще недавно испепелявшее своим беспощадным зноем все, что встречалось на его пути, теперь служит, по большей части, для освещения”.
Он оторвал глаза от испещренного буквами монитора и взглянул в окно. "А ведь действительно уже совсем осень. Опять скоро придется укутываться, как кочан капусты. Это только в книжках все так красиво – золотая колесница сентября, сжигающая в своих объятьях все живое, для того, чтобы его можно было похоронить под стерильным покрывалом снегов и прочая высокопарная чушь. На самом деле, это время уже безнадежно отравлено предчувствием зимы. Хотя красиво. Ну и да черт с ним со всем”. Бросив взгляд на только что написанное, он укоризненно покачал головой, дескать, ну и хреновина временами в голову придет, и нажал на крестик в левом верхнем углу.
- Сохранить? – спросила машина
- Ни за какие коврижки - вполголоса ответил он ей и потянулся за очередной сигаретой.
Мысли слиплись в один большой, тяжелый ком и никак не хотели конкретизироваться, хотя сделать это было уже необходимо. В течении полутора месяцев ему никак не удавалось написать что-то новое и, постоянно зарубаясь на первых строках, он все не мог нащупать то самое сочетание слов, после которых история начнет развиваться и необходимо будет только успевать ее записывать. Не помогали ни долгие вечерние прогулки, ни штудирование собственной библиотеки на предмет того, как это получается у других, ни кавалеристские наскоки на компьютер, подбадриваемые внутренним кличем "Если долго мучиться, что-нибудь получится” … Ни фига. Вранье все это. Полное и липкое. Тем временем срок, отведенный на производство очередной порции "макулатурного сериала” и обмен его на оговоренную с издательством твердо конвертируемую сумму, неумолимо таял. Да и финансы, пусть к романсам еще не приступали, но уже начинали распеваться. Поэтому нужно было заарканить первую попавшуюся музу, привязать ее к креслу, чтобы не сбежала, и пускай вдохновляет. Но на дворе была осень и музы, будто сговорились уподобиться перелетным птицам.
Три года назад все было иначе. Он еще и думать не смел о том, что когда-нибудь сделает себе визитку (воистину неизлечимая страсть к дешевым эффектам), в которой под его ФИО будет стоять гордое слово "писатель”. Жизнь текла как у всех - ни лучше, ни хуже, концентрируясь на процессе зарабатывания и последующего расходования денег. Все было стабильно, нормально и привычно. Только вот в один момент… Прекрасный или ужасный? Он так и не смог до конца понять, какое слово больше подходит для придания правильной эмоциональной окраски, да тут и любой черт бы кони двинул, потому как зело непонятно. Ему стали сниться странные сны. С продолжением. Сначала время от времени, потом каждую ночь. Чисто сериал. Но это было только половиной блюда, приготовленного ему судьбой. Во второй части этого Марлезонского балета подкрался маленький пушной зверь. Песец. Со всем семейством. Стало казаться, что события из снов имеют свое продолжение и в реальной жизни, а не только под закрытыми веками. Чтобы не тронуться в направлении Белых Столбов, необходимо было что-то с этим сделать, и, однажды, в момент принесения очередного вечера в жертву Бахусу, он решил все это дело записывать, мол, чем мы хуже всяких там Желязны, Кингов и прочих Толкиенов. Опять же, и психотерапевтический эффект имеется. Занятие это, бывшее поначалу хмельной шуткой, с каждым днем все больше и больше засасывало в себя, заставляя по крупицам отказываться от всего остального. Телефон постепенно стал пугаться звука собственного звонка, работу пришлось сменить, так как требовалось больше свободного времени и каждое утро, лишь открыв глаза, он хватал заблаговременно положенные рядом с кроватью ручку и бумагу, для того, чтобы зафиксировать хроники его навязчивых снов и реалистичных галлюцинаций. Они неуклонно множилось и однажды, ради шутки, он запулил один из них в глобальную и, незримо опоясывающую эту планету, сетку и удивлению не было предела, когда в ответ пришло несколько хвалебных отзывов.
Процесс пошел. Вернее поскакал. Рысью. Количество выложенных в Интернет историй в геометрической прогрессии увеличивало количество их поклонников и постепенно переросло в качество. Набравшись смелости (роль смелости получил Джек Дэниэлс, хотя на кастинге присутствовало еще много достойных и многолитраж… многоопытных актеров) и, вооружившись заключенной в печатную форму копией иллюзий, он навострил свои стопы в направлении нескольких издательств, дабы показать им то, чем можно было, по его и, исполнителя роли смелости, мнению, перешибить хребет "Фаусту” Гете.
Следующее утро включало в себя: головную боль, сожаление о сотворенном вчера, боязнь, что кто-то сейчас ржет в голос над ним и его писаниной, порцию шпилек, направленных в собственный адрес и воткнутых в соответствии с направлением, обещание все бросить, "зажить нормальной, человеческой жизнью” и телефонный звонок. Женский голос на другом конце телефонного провода назвал себя референтом и поинтересовался, не могли бы они завтра встретиться на предмет возможной публикации его рукописи. Он не сразу сообразил, что слово "рукопись” применимо к его записям и чуть было не повесил трубку, потом долго и глупо шутил над тем, что руками ничего не писал, а только кнопки нажимал на клавиатуре, поэтому лучше именовать сие кнопкописью, но это были уже детали. Череда событий набирала скорость.
И вот теперь они стояли на его книжной полке, прижавшись друг к другу глянцевыми обложками. В количестве шести штук. Каждая была удостоена аляповатой обложки с какими-то непонятными, неопрятными и неприятными молодцами и снабжена красочным подзаголовком "Новое имя в мире фэнтэзи”. "Слово-то какое уродливое – фэнтэзи. Эка они фантазию-то обкорнали.” – подумал он. Впрочем, в данном конкретном положении он был согласен и на гораздо большее секвестирование терминов, лишь бы чего-нибудь в голову пришло. Но вспоминался лишь анекдот, в котором жизнь сравнивалась с зеброй: мол, у обеих черная полоса, белая полоса, черная полоса, белая полоса, черная полоса, белая полоса… И задница..
Однако какие бы душевные терзания, сомнения и смятения не терзали человека, как говорится в известной армейской шутке юмора, обед по расписанию, о чем настойчиво напоминало поминутное урчание в животе. Так как сил стоять у плиты и изображать из себя повелителя кастрюль и властелина сковородок не было, он решил пообедать в одном из плодящихся, что те кошки, заведений этого громадного города. Нельзя сказать, что решение было принято без борьбы, рачительность и осознание надвигающихся материальных трудностей долго обороняли свои позиции, но желание сменить обстановку вкупе с описанными выше позывами организма все же достали их своими копьями.
Заведение, выбранное им для своей утренней трапезы, наверное, имело какое-то название, но вывеска с ним была настолько умело и искусно спрятана, что найти ее мог лишь человек, одаренный природой логикой Шерлока Холмса, сноровкой Бэтмена и удачливостью Ивана-дурака. Впрочем, это ни имело ровным счетом никакого значения, ведь когда чрево настойчиво требует пищи, обычно отступают почти все мировые проблемы. Наскоро пробежавшись глазами по меню, соразмерив свой аппетит, уровень цен и наполненность бумажника, он сделал свой заказ и, для того, чтобы скоротать время в ожидании, принялся рассматривать то место, в котором оказался. Ничего примечательного: псевдодеревенский стиль, затертые от частого людского укоренения кресла и скучающий бармен за блестящей полиролью стойкой.
Заскрипевшее напротив кресло сообщило, что он уже не один. Подняв глаза, он увидел напротив себя… себя. Клона, близнеца, отражение, точную копию – как угодно. Двойник молча и слегка насмешливо смотрел на него, поигрывая пальцами по краю стола. И не шевелился. И это было самое ужасное, так как возникала спасительная мысль, что это не взаправду, что кто-то его решил разыграть таким извращенным способом и незаметно посадил напротив него сделанную в натуральную величину куклу, у которой пальцы шевелятся благодаря хитрым микросхемам и запрятанным батарейкам. Но и эта соломинка оборвалась, когда тот, что сел напротив, взъерошил свои волосы и со вздохом произнес.
- Ну хватит уже пялиться на меня, как баран на сам знаешь что. Неужели ты думал, что я могу выглядеть как-то иначе?
- П-п-простите?
- Не, хватит уже, это чересчур. – сказал двойник и, пощелкав в воздухе пальцами, произнес – Приходи в себя, у нас не так много времени.
- Для чего?
- Никакой, однако, в тебе воспитанности так и не появилось. Сначала накорми, напои, а потом пресс-конференцию устраивай. Шутка. Скажем так, у меня есть для тебя одно весьма заманчивое предложение. Можно сказать, что я в каком-то роде рыбка золотая, правда без хвоста, плавников и чешуи, да и желание выполняю всего одно, зато какое!
Выдав эту тираду, двойник заговорщицки подмигнул и снова насмешливо уставился на него. Необходимо было что-то ответить, но мозг взорвался и извергал в основном междометия, не желая складывать мысли во что-нибудь связное.
- Какое желание?- наконец выдавил он из себя.
Двойник посмотрел на него с укоризной, дескать, что с тобой сделать, опять вопросы задаешь, и отчеканил.
- Самое банальное для данной ситуации. Ты занимаешь мое место, я – твое, все довольны и счастливы, женщины взметнули чепчики в небеса, и во всем мире настала эра милосердия. Следующий вопрос, пожалуйста.
- Какой вопрос? Вы вообще о чем? Какое место? И кто ты, наконец? - вопросы посыпались словно из рога изобилия, но сидевший напротив жестом остановил это извержение и, нараспев, продекламировал.
- "Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо…”. Опять шутка. М-да, я считал тебя гораздо догадливей, ну да что возьмешь, натура творческая, недалекая…. Значится так, слушай, причем внимательно и не перебивая.
Сказавши это, незнакомец с до боли знакомым лицом откинулся в кресле, достал из кармана сигарету и, закурив, продолжил.
- Не буду претендовать на то, что излагаю истину, так как не знаю, повсеместно ли так, или наш случай уникален. Факт в том, что… Нет, даже не так. В один день ты решил начать слагать истории из своих снов, выдумывая тем самым свой собственный мир. Мир, в котором все построено таким образом, каким бы хотелось тебе, в котором все происходит в соответствии с твоими желаниями и устремлениями. Упорядоченный и одновременно интригующий, в котором есть все то, чего тебе так не хватает здесь и нет тех вещей, которым, по твоему мнению, и здесь не место. Время шло, истории множились, мир, в свою очередь, тоже разрастался. Ты наполнял его жителями и событиями, вершил его историю, вращал его вокруг себя. Да-да, именно вокруг себя, потому что главный герой твоих книг – это ты сам. И это я. Я – твой персонаж, твоя выдумка. Ты наделил меня всем тем, что есть в тебе и тем, чего тебе не достает, так что получается что я – это тот ты, каким бы ты хотел себя видеть. Этакий апгрейд. И теперь у тебя есть возможность попробовать мир, созданный тобой и для тебя, на вкус. Ощутить его кожей. Вдохнуть его запах. Наполнить свою жизнь теми фантастическими приключениями, о которых ты только грезил. Для этого нужно лишь поменяться со мной местами, причем в прямом смысле: ты пересядешь в мое кресло, я – в твое и дело сделано.
Назвавший себя персонажем затушил сигарету, потянулся было за следующей, но, передумав, засунул ее обратно в пачку, после чего продолжил.
- Есть одно "но”. Я понимаю, насколько это серьезное и непростое решение, но принять его необходимо здесь и сейчас. Второго шанса не будет, хотя ты и сам прекрасно знаешь, что это так. Надеждой на вторую попытку очень удобно себя уговаривать и успокаивать, вот только ее никто и никогда не предоставит. Поэтому я жду твоего решения.
И он захотел поверить. Даже не поверить, а почувствовать, что все то, что он только что услышал – правда. В голове слайдами всплывали картины того, созданного им мира и он до мурашек, до суставного хруста, до зубной боли хотел понять, что это не полет фантазии, а твердая и почти осязаемая реальность. Пусть иная, но реальность и до нее несколько шагов.
Он поверил. Почти.
- Но если я уйду, то что ты напишешь дальше?- пришедшая в голову мысль легла на его язык, даже не успев толком оформиться в голове
- А дальше писать ничего и не надо. - усмехнулся двойник – Ты уже создал свой мир, поэтому и не можешь ничего придумать дальше. Быть может, я попробую придумать свой… Или мне настолько понравится этот, что и выдумывать ничего не придется.
- Но я ведь не могу быть стопроцентно уверенным, что все будет так, как ты описал – с дрожью в голосе произнес он.- Докажи мне, что сказанное тобой - правда.
Персонаж поднялся со своего кресла и, широко разведя руки в стороны, ответил
- Доказательств нет. Тебе придется рисковать – либо головой в омут неизвестности, либо тихая заводь обыденности с постоянными воспоминаниями о том, что все могло бы быть иначе. Выбирай.
Они посмотрели друг другу в глаза.
Долго.
Молча.
Не мигая.
И.
Все.
Поняли.
Он отвел глаза первым. Уставившись в окно, стал наблюдать за тем, как ветер гонит по улице стаю опавших листьев. Он слышал стук задвигаемого напротив кресла, шорох удаляющихся шагов, скрип открываемой двери…. Потом официант принес заказанное им (он уже не помнил что) и он съел это, не почувствовав вкуса, торопливо расплатился и выскочил на улицу.
Там шел снег. Зима прорвалась за осенью постращать всех своей неотвратимостью. Он подумал, что люди назовут это небывалой аномалией и будут судачить об этом снеге еще очень долго, а вот ему хоть бы хны. У него был свой, отдельно взятый катаклизм. Для личного пользования.
Бросив взгляд на только что написанное, он укоризненно покачал головой, дескать, ну и хреновина порой придет в голову, надо же, так издеваться над персонажем…. И потянулся за сигаретой.
XXI век
©  Silver Fox
Объём: 0.636 а.л.    Опубликовано: 07 04 2007    Рейтинг: 10.03    Просмотров: 1526    Голосов: 1    Раздел: Не определён
«Oversider»   Цикл:
Перекрестки
«Перекресток»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Творчество (Произведения публикуются для детального разбора от читателей. Помните: здесь возможна жесткая критика.)
Добавить отзыв
Villisa07-04-2007 20:20 №1
Villisa
Шалю
Группа: Passive
Эээх, струсил? Мне не очень понятно, какую выгоду для себя имел бы Двойник (если она вообще была)?
Мне нравится стиль написания, язык с лёгкой иронией.
P.S. Наткнулась на парочку опечаток.
"Эээх, мне бы только это сумеееть! Она бы весь рот открыла." ("Вовка в тридевятом царстве")
Ambidexter07-04-2007 23:14 №2
Ambidexter
Автор
Группа: User
"встал за ним" и "Они посмотрели друг другу в глаза"...
Здорово. Писатель, осень.
Читай только то, что подчеркнуто красным карандашом. У нас мало времени. © Тарковский, "Зеркало"
Silver Fox08-04-2007 20:26 №3
Silver Fox
Автор
Группа: Passive
2 Villisa - персонажи всегда стремятся обрести реальность. Пасиб:))
2 Амби - :))))))) А ведь действительно - суперляпсус просто:) Пасиб, дружище - и не только за указание:)
"Люди получают не то, что заслужили, а просто что попало"
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.03 сек / 35 •