Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Так я и знал наперёд,
Что они красивы, эти грибы,
Убивающие людей!
Исса
Макс Артур   / Рассказы разных лет
Жизнь Ферро
1. День Ферро.

«Jesus died for somebody's sins, but not mine»
Billy Idol - Heroin

Город, окутанный мраком. Город № 37-21. В целях экономии и быстрого распознавания кибернетическими системами, заменившими многие институты поддержания жизни государств. Тридцать седьмой город по алфавиту двадцать первой страны мира.
На сумрачных улицах все еще высятся остовы деревьев – спилить не позволяют, подсознательно не желая принимать уже свершившееся. Так и высятся исполины, могущие прожить сотни лет, но сгинувшие за пару десятилетий благодаря тем, кто их заботливо высаживал когда-то. В некоторых школах устраивают мероприятия по украшению голых почерневших ветвей листочками из зеленой бумаги или из пластика цвета урн для мусора. Не стоит говорить, что урны давно погребены под завалами отходов на каждом углу.
Солнце – едва различимый красноватый диск, можно увидеть лишь в зените. В остальное время светило сияет где-то над двумя километрами непроницаемой пыли, смешанной с черным дымом. Электрический свет старых потрескивающих ламп едва размешивает тьму.

Ферро вышел из подъезда своего дома, почти мгновенно накинув капюшон плаща. Автополицейский проехал мимо, внимательно просканировав лицо парня. Хотя слово «внимательно» не подходит к этим уродливым машинам, похожим на тележки с нагроможденными ящиками – работают они всегда одинаково, если не понадобится ремонт, а тогда перед их носом спокойно можно разбивать бутылкой чью-то голову и не бояться парализующего разряда.
В удушливых облаках нижних слоев атмосферы плыл дирижабль. На нем, освещаемая столь дорогим светом, мерцала надпись – «Установите 8-ю версию доступа к электронному правительству!». У Ферро была 6-я, работавшая еще при его родителях. Он плевал на правительство, как оно плевало на граждан.
Мать с отцом умерли от рака почти одновременно. В каждом городе стояла термоядерная электростанция, на которой работала большая часть горожан.
Парень шел к товарищу, напиться дефицитным алкоголем. Как раньше наркотики, спирт был запрещен в свободной продаже. Конечно, многие тем или иным путем добывали его: кто дома на кухне, кто уносил с места работы, обделив какое-нибудь жизненно важное для города оборудование. Инженеры, стоявшие за автополицией, закрывали на это глаза, позволяя жителям выпускать пар через немногочисленные отдушины с игольное ушко. Иначе прославляемая ими же технократия могла запросто смениться другим строем.
Вчера Ферро бросила девушка. Он вернулся с их последнего свидания, сопровождаемый резким запахом духов: их было всего два вида – женские и мужские – быть может именно поэтому для нее он был обычным парнем - таким, как предыдущие. Вернулся и бросился на старый матрац, сопровождаемый лишь одним желанием – напиться или вышибить себе мозги из отцовского револьвера. Спирта в комнате не было. Ферро просто уснул и ушел в мир снов. Иногда это его спасало. Иногда…
Проснулся парень все в том же гадком настроении – даже не напрягая память мог сказать, что ему снилось. Мозг решил зло подшутить над хозяином, показав ему сцену расставания через темные очки – во сне Аргента облила его руганью (хотя как подозревал Ферро, вообще ругаться не умела, будучи одной из немногих в 37-21, кто учился в ВУЗе).
Хмурые прохожие брели по грязным улицам, подняв воротники кожаных плащей – такая была мода уже лет пять, поскольку приходилось защищаться от черного дождя, непрерывно моросящего с неба. По той же причине мода, по старым традициям задаваемая в 1-14, всего лишь определяла фасоны черных кожаных плащей с капюшонами. На черном грязь не видно. Кожа проходила обработку нейтрализующими кислоты веществами – достаточно было полчаса мокнуть под дождем, чтобы стать лысым на следующее утро.
Револьвер у Ферро был в кармане плаща; когда парень шел, его правая рука надежно обхватывала пластмассовую рукоять. Как минимум двоих знакомых уже нашли совсем недалеко от дома с выпущенными на черный асфальт кишками и пустым кошельком. Автополиция обеспечивала безопасность только на площади в 100 квадратных метров вокруг себя. Фактически, 80 % территории 37-го не патрулировалась в какой-то определенный момент.
На Ферро шла, пошатываясь, высокая и худая темная фигура. Девушка.
«Уже набралась где-то, - с завистью подумал он».
- Эй, - высокий хриплый голос окликнул его.
Длинные черные волосы, ненарисованные тени вокруг глаз. Проколотая тонким блестящим винтом бровь. Губы накрашены синей помадой. Парень почувствовал желание. В последний раз секс с Аргентой был три недели назад, до того, как начался разлад.
- Эй, - вернул он приветствие, мрачно улыбаясь.
- Проводишь девушку домой? – с трудом выговорила она вопрос, более чем формальный.
- Конечно, - он подошел к незнакомке, кажется, старше его года на два, приобнял, с удовольствием прислушиваясь к запаху спирта, исходящему от нее.
- Вот и славно, - на лице ее появилась улыбка. – Я – Селена…
- Ферро, - отозвался парень. – Веди.
Они миновали перекресток, по которому, издавая неприятное жужжание, проехал автополицейский. Затем долго шли вдоль стены металлообрабатывающего завода. Дым, выходящий из его труб, был настолько горяч, что красным фонтаном уходил в черный дым неба. Завод окончился переулком, где несколько бродяг грели руки у бочки с огнем. Автополиция не трогала их, покуда те не начинали воровать или убивать.
- Подайте монетку, - заныл один из них, старик лет пятидесяти в рваных темных лохмотьях.
- Наличных нет, только кредитка, - хмуро ответил Ферро.
Бродяга услужливо протянул старенький, чуть ли не первой модели персонифицированный кредитный аппарат, с облезшей краской, исцарапанными кнопками, в грязных пятнах.
Парень, взглянув на сонную девушку, провел кредиткой по считывающему пазу.
- Пятьдесят тысяч рублей хватит? – спросил он у нищего.
- Сто… - печальным голосом выдал тот. – Что такое пятьдесят тысяч…
- Семьдесят пять! – возмущенно воскликнул парень.
Введя необходимую сумму, он поспешил уйти с Селеной от дурно пахнущих бродяг. Собственно, у него с Аргентой выработался рефлекс и, будучи с девушкой, он всегда подавал милостыню, не желая казаться ей бездушным.
Дом был совсем близко. Селена дрожащими пальцами ввела код и дверь с жутким визгом распалась надвое. Они вошли. Квартира девушки находилась на третьем этаже – лифты в целях экономии не работали уже лет семь, а лестница почти превратилась в плоскость от спрессовавшегося мусора и отходов.
В квартире Селены было немногим лучше. Лампа горела одна – в коридоре, часть света попадала на кухню и в единственную комнату – спальню. Увидев свою кровать, девушка с неожиданными силами пробежалась к ней, рухнула на жалобно скрипнувшие пружины. Через миг до Ферро донеслось ее сонное сопение.
- Ну сладких снов… - раздраженно сказал ей парень.
Он закрыл входную дверь и прошелся на темную кухню. Сигарета у него осталась одна, но почему бы не стрельнуть у Селены, раз довел ее домой целой и невредимой. Он нашел пачку «Эконом-Люкса» возле мойки, прямо на кухне и закурил, опустившись на шатающийся табурет. Мысли вновь вернулись к тому, о чем он ежечасно думал в последнее время – почти так же часто, как о бросившей его Аргенте.
Ферро родился еще до катастрофы, даже до кризиса. Это была осень 2007-го. Теперь он прожил четверть века. Работу потерял, как и многие, четыре месяца назад, когда Электронное Правительство запретило предпринимательство. До этого он обслуживал в шести домах компьютеры. С тех пор он жил на накопленные деньги и тешил себя мыслью, что найдет работу. Его друг детства Купер гнал спирт, медленно спивался сам и рад был, что вместе с ним спивается и Ферро. Собственно, в детстве их звали иначе. Менять имя стало модным еще в конце 10-х годов, все равно теперь ЭП различало людей по идентификационным номерам.
- Пойду я, пожалуй, - сказал он Селене.
Девушка пробурчала во сне что-то невразумительное. Парень не удержался и поцеловал ее в синие от помады губы – очень уж она была симпатичная, хоть и измученная. Затем тихо вышел из квартиры. Перед входной дверью пришлось мелькать довольно долго, пока не сработал древний датчик движения и не выпустил парня.
Он шел дальше. Позвонить Куперу, что опаздывает, Ферро не мог – мобильная связь перестала работать давно. В целях экономии, конечно же. А впрочем тот начнет без него, а подошедший Ферро быстро догонит товарища по степени опьянения – сколько раз так было.
Спустя пятнадцать минут из узкого переулка на Ферро бросился кто-то с блеснувшим в свете фонаря ножом. Парню понадобилась ровно секунда, чтобы направить револьвер в грудь нападавшего и выстрелить. Курок всегда был взведен.
Звук выстрела автополиция различала даже за три квартала. Сюда примчались сразу три железные уродины, долго жужжали, переговариваясь и сканируя место преступления. В конце концов двумя голосами против одного (автополиция обладала одновременно функциями судей) решила, что Ферро не превысил допустимых пределов самозащиты. Револьвер был отсканирован: по требованию одного из автополицейских парень положил оружие в выезжающий ящик на кнопчатой груди робота. Револьвер выехал обратно – разрешение на оружие отец успел переписать на сына. Сунув револьвер в карман плаща и взведя курок, Ферро побрел дальше. Капюшон он теперь опустил не так сильно на лоб. Подобное было впервые. Три раза он застрелил собак, бросавшихся на него из темноты. А теперь человека? Что изменилось… Ничего…

2. Вера Ферро.

“Im outta the wasteland
Im into this head man
Im outta the wasteland
No religion at all”
Billy Idol - Wasteland

Когда в особой вакуумной установке рождается младенец, манипуляторы цепляют на его нос очки с темными стеклами. И человек видит все черным и серым. Снять очки нельзя, ибо они защелкиваются намертво особым замочком, на котором стоит единственное слово - "Жизнь".
Чем дальше от центра города, тем больше черный цвет сменялся грязно-серым.
Купер жил в старом особняке на краю 37-21. Дому было лет семьдесят, не меньше. Ферро любил здесь бывать не только потому, что у товарища всегда водилась выпивка. Целый свой дом – это не ячейка в многоэтажной коробке.
По словам Купера, когда-то дом был зеленого цвета. Однако вечные осадки выкрасили его в почти черный цвет.
Подходя к забору из ржавых железных листов, Ферро закурил. В пачке не осталось сигарет, пришлось скомкать ее и выбросить за спину. Парень забарабанил кулаком по большому листу на петлях, заменявшему ворота. Через две минуты скрипнула дверь и показался парень с ярко-рыжими волосами. Купер сразу же накинул капюшон, морщась от моросящего черного дождя. В отличие от Ферро, он редко выходил из дома.
Слева и справа от дома Купера стояли почти такие же почерневшие дома, но пустые, с разбитыми окнами и выпавшими участками стен. Подростками они лазили в них, искали забытые ушедшими хозяевами старинные вещи родом из 20-го века. Один раз нашли скелет, обмотанный веревкой вокруг шеи.
- Не начал еще? – удивленно буркнул Ферро, глядя на движения друга, живые и немного нервные.
- Я по-твоему алкоголик? – поднял рыжие брови Купер.
- Да! – выпалил парень.
Оба расхохотались. В доме был все тот же неистребимый запах грязи, копоти и спирта. Войдя, Купер свернул не влево, на кухню, а направился прямо, в холл.
- Садись, - сказал рыжий, кивая на один из диванов с засаленной обивкой.
Ферро еще более удивился и прямо в кожаных туфлях прыгнул на диван.
- А пить-то будем?? – наконец вырвалось у него.
- Погоди ты! Дело есть. Пить лучше после. Я прихвачу с собой пару литров.
- Какое еще дело?
Насколько Ферро помнил, Купер в последний раз выбирался наружу вместе с ним месяц назад, чтобы забрать у жившего в центре знакомого какую-то микросхему.
- Я кое-чего достал… Точнее, позаимствовал… Ну, взял себе, хозяину оно уже не нужно.
- Давай хоть покурим! – воскликнул парень. – У меня сигареты закончились.
- Да, это надо, - согласился Купер, подходя к старому шкафу.
Когда он схватился за ручку дверцы, она вырвалась из превратившегося в труху дерева и осталась в пальцах.
- Гадский шкаф! – тщедушный парень ударил в дверцу кулаком и пробил ее насквозь, расколов на пять частей.
В ящике оказалась полуразорванная пачка все того же «Эконом-Люкса». Друзья подкурили, сделали пару затяжек. Сумрак, слабо рассеиваемый электрической лампочкой под потолком, стал еще гуще.
- Машину я добыл… - как бы невзначай выдал Купер, ожидая реакции Ферро.
- Решетку, наверное, - пожал плечами парень.
Решетом все называли примитивное средство движения, похожее на железную решетку с привинченным сзади двигателем, а спереди одним-двумя сидениями. Улучшенный вариант решетки был прозван коробкой, и отличался от решетки лишь подобием корпуса из железных листов. Остатки автопарка начала столетия доживали свой век, и только для Инженеров делались черные обтекаемые машины, а первые из них владели трифибиями, способными ездить, летать и плавать.
- Неа! Настоящее авто!
Глаза Ферро загорелись. Он спрыгнул с дивана и чуть ли не побежал по направлению к гаражу, всегда пустовавшему. Купер с торжественной улыбкой пошел за другом.
Скрип открывающейся вертикально двери гаража, словно мяуканье разорванной напополам кошки. Купер зажег лампочку и она осветила массивные бока автомобиля. Позже Ферро так и не смог установить год выпуска. Где-то конец прошлого века. Конечно, за последние лет двадцать корпус был нещадно поврежден погодой и еще бог весть чем, так что хозяину пришлось дважды обшивать ее тонкими листами железа. Верхний слой давно заржавел, но все равно мощная машина производила сильное впечатление. Нечасто такие увидишь на улицах города теперь. …Раритет.
- Черт, - восхищенно сказал Ферро. – Где ты ее взял?
- Дед тут жил через два дома. Умер недавно. Никто за ним не пришел… Я вышел пройтись за едой в маркет, и слышу – вонь жуткая! Явно дед сдох у себя дома. Ну я и подумал, пусть его жрут крысы, а я заберу его машину. Все равно ни к чему теперь она мертвецу.
- А бензин? Где ты бензин взял? Он по карте выдается!
- А вот бензин был у деда в гараже. Правда, когда он закончится, я не знаю, что будем делать. Разве что вшивать мне в ладонь чью-нибудь бензокарту.
- Чью… А ладно, - отмахнулся Ферро. – Сколько у тебя канистр? Две. Так, тащи сюда выпивку, все пачки, что дома есть. И покатаемся.
- Где?
- Как где? – опешил парень. – По городу.
- И что там?
Ферро смутился. Действительно, а что там? Грязные улицы, мрак, прохожие… Электронное Правительство давно закрыло места массового скопления людей, дабы там не возникали ненужные ему общественные настроения.
- Ну… Домой ко мне… Там и выпьем.
- Дружище, - неожиданно серьезно сказал Купер. – Я знаю, что у тебя беда. Поверь, выпьем. Но сначала покатаемся и развеемся.
- Я об этом и говорю.
- Нет. Мы поедем в Пустоши.
- В Пуст… ты спятил? – воскликнул Ферро.
- Нет. Ты там был?
- А что там? Ничего нет… Или… Есть?
- Вот и узнаем. Я там не был. Садись внутрь.
- Ладно, - доверился другу Ферро. – Нет, подожди. Я позвоню от тебя!
- Аргенте? – теперь уже Купер засомневался в адекватности товарища.
- Да ну ее… Нет.
- Ну иди. Я тут с машинкой повожусь. Барахлит немного.
«Как бы не издохла в Пустошах, как дед», - подумал Ферро.
Парень убежал обратно в дом, снова зажег лампочку и нашел на стене телефонный аппарат. Номер Селены он знал. Да и как не знать, если ее номер автоматически был набором координат. Ферро только не помнил, был ли у нее аппарат. У Купера был, древний, как он сам, алюминиевый ящик с западающими кнопками.
37-21-11-48… Селена жила на 11-й улице, а дом был сорок восьмой. А вот квартира… С третьей попытки Ферро дозвонился к ней.
- Селена?
- Кто это?
- Ферро.
- Ферро?
- Да, я тебя домой проводил…
- Ох… наверное… но я бы еще спала дальше…
- Хорошо, - сказал парень. – Я просто узнал, как ты…
- Спать хочу…
- Это я уже знаю, - усмехнулся Ферро.
Он нажал на кнопку отключения звукового приема, пожал плечами и вернулся к Куперу. Тот уже сидел на месте водителя и занимался тем, что пытался включить сразу две фары – одна издавала скрип и электрическое визжание, мерцала, но не загоралась.
- С одной поедем, - сказал наконец рыжий.
В салоне было почти уютно. Мягкие сидения из черной кожи, пыльные стекла, крохотная оранжевая лампочка над головой. В Пустоши не страшно ехать в этом маленьком доме на колесах.
Двигатель, разъярившись, отправил машину прочь из гаража с неожиданной скоростью. Купер не успел затормозить, сбил наземь ржавый лист забора, проехался по нему с чертыханьем, свернул на дорогу.
На лобовое стекло падали черные капли, размазываясь в кляксы. Купер поискал нужный рычажок у основания руля, нажал – дворники заелозили по стеклу, хоть как-то улучшая видимость.
- Ты на отцовской научился?
- Да,- ответил рыжий.
У отца Купера была такая же. Пришлось продать еще лет двадцать назад.
Справа двигались черные мертвые особняки. Окраины города умирали. Даже фонари работали через один-два. Лишь в одном из мрачных домишек горел красный сквозь штору свет – наверняка какая-нибудь старушка или старик доживали свой век.
Вот и забор, за которым начинались Пустоши. Друзьям стало слегка жутковато. Горожанам не рекомендовалось туда заходить. Над самым ржавым забором – цепью толстых сеток в убого сделанных рамах, покосился на столбе фонарь. С него, жужжа, сыпались вниз искры. Ворота, перекрывающие дорогу, явно не открывали несколько лет. Замок с железной цепью, похоже, стал единым целым.
- Сдай назад. Мы их выбьем, - посоветовал Ферро.
- Хватит уже заборы выбивать. Угробим машинку.
Парни вышли, набросили капюшоны, и после двухминутных усилий вернулись в авто, пригнувшись под дождем искр с фонаря. Искры падали в черные лужи и выбивали из них струи мутного пара.
Машина с легкостью прошла ворота, цепь с замком оборвалась, а две половинки просто резко раздались в стороны. Купер притормозил.
- Пустоши… - произнес он. – А дорога есть дальше.
Он глядел на освещаемый сиротливым светом фары отрезок дороги.
- Еще бы. Здесь раньше тоже жили, - мрачно заметил Ферро.
Вместо ответа Купер вытащил из бардачка машины открытку. На обратной стороне был год выпуска – 2010, и тираж – 5000 экземпляров. На открытке изображен был нарядный дом в сельской местности, окруженный кустами цветов и обрамленный по бокам деревьями с пышной зеленой кроной. Стены дома были чистыми и белыми, крыша из алой металлочерепицы. В одном из окон отражалось закатное солнце.
«Последний день мира, - подумалось Ферро. – И последний закат. Рассвета уже не будет».
- Будет таким еще мир когда-нибудь? – спросил он товарища.
- Никогда. Я так думаю.
- Никогда, - отозвался Ферро. – И я в это верю.
Они поехали, но очень медленно, то и дело объезжая попадающиеся на дороге остовы автомобилей и остатки заборов. Один раз что-то темное с рваными краями метнулось прямо перед фарой – большой силуэт. После этого парень вытащил револьвер и направил его вперед.
Мало-помалу местность светлела. Дождь перестал моросить. Машина шла по каким-то серым полям, взрывала капотом странный сухой пепел. Клубы его разрастались за машиной, а иногда целые облака обдавали их одинокий транспорт.
- Не дыши, - посоветовал Купер не то себе, не то другу.
Парень был прав, пепел опасных осадков, уже прекратившихся за пределами городов из-за низкой влажности, был весьма токсичен.
- Я был здесь, - сказал Ферро странным голосом, точно вернувшись в незапамятные времена раннего детства.
- А я не помню…
- Да, был. Здесь были деревья, живые. И дома. И большие зеленые поля. Мы прошли под мостом, и под ним была река, чистая. Подумай только, сто таких деревьев, зеленых, могли обеспечить воздухом целый квартал. Заменяли одну кислородную установку, требующую столько электричества!
Ферро зло скрипнул зубами и вернулся в настоящее.
- А теперь мы едем в Пустошах.
Слой пепла толщиной в несколько метров покрывал все вокруг. Он смешался с осадками и был теперь не мягче грунта. Странные маленькие пригорки - крыши домов, странные будто бы насыпи вокруг них у самой дороги – заборы. Благодаря им можно было еще распознать дорогу, вдоль которой высились черные скелеты деревьев, пушистые сверху из-за застывшего на них пепла. Ехали точно по мягкой земле.
- Все мертво. Ничего нет. В городе не так тоскливо, - произнес Ферро.
- Согласен, - ответил друг, продолжая ехать дальше.
Странный толстенный столб торчал из серой равнины совсем рядом с дорогой. Будто сизый снег, шапка пепла обволокла его.
- Какая-то башня… - выдавил из себя Купер.
- Что за башня… Жил в ней кто-то что ли?
- Идем, зайдем, - предложил Ферро, глядя в темный проем в слое пепла, где раньше должно было быть окно.
Они пробрались внутрь, провалившись в трех местах по колено в пепел. Уткнулись в воротники капюшонов, чтобы не дышать серой гадостью, только одни напряженные карие глаза внимательно осматривали странное сооружение. Винтовая лестница, точно спиральная детская горка, вела вниз. Друзья достали фонари.
Они вышли из башни в нижнее здание, что было скрыто под слоем пепла. Под потолком, несмотря на слой грязи, угадывались какие-то рисунки со странными сценами. Лохмотья паутины свисали вниз, мертвые пауки вывалились из нее и болтались под легким сквозняком, скрючив лапы в предсмертной молитве.
В свалявшемся пепле не было следов. Сюда явно никто не заходил лет пятнадцать.
- Глянь, что я нашел.
Странная картина – безвкусно нарисованные лица, больше похожие на звериные, а все остальное облицовано тонкой золотой фольгой. Купер содрал фольгу, затем разорвал кусок пополам и отдал половину Ферро. С потолка упал на голову рыжего кусок штукатурки с ладонь величиной.
- Что еще за… - Купер смахнул с волос грязь.
- Идем обратно, - Ферро осмотрел тесное помещение.
Ничего, кроме странного полуистлевшего хлама по углам, здесь больше не было. Друзья закурили по сигарете, глядя на узорчатые витражи, разноцветные когда-то, а теперь черные, ибо снаружи был пепел. Потом стали подниматься обратно к выходу.

3. Сон Ферро.

“Im out of control
I think Im goin crazy
Im out of my mind
You can see it in my eyes…
…Im a mad man
I wanna shake up the world
Im a crazy man
Im goin crazy”
Billy Idol – Power Junkie

Ферро развернулся и достал с правого сидения одну из трех бутылок.
- Ну? – поинтересовался он у товарища.
На лице Купера отобразилось напряжение. Он собирался вернуться домой, а потом напиться как следует. А потом парень улыбнулся.
- А чего там? Только корм сразу надо достать, а то я смешал плохо.
Кормом друзья называли соленые питательные батончики, стоившие гораздо дешевле хлеба. Пшеницу выращивали на четырех гидропонных фабриках в центре 37-21. Средняя семья могла позволить в месяц три-четыре куска «настоящего» хлеба.
Выяснилось, что пойло примерно на 55 % состояло из спирта. Обычно Купер доливал ровно половину воды, но в этот раз сделал выпивку наспех и ушел возиться с машиной.
Отхлебнув первый раз, Ферро поморщился, отхватил зубами половину кормового батончика и пожелал товарищу удачи.
Купер сделал глоток из мутной бутылки сам и пожал плечами.
- Я и 60 % как-то учудил, если помнишь…
- Помню, - Ферро сделал второй глоток.
- Поехали обратно, - решил Купер и нажал на педаль.
Машина выбросила из-под колес облачка пепла и зашевелилась. На разворот ушло несколько минут. Ферро в это время закурил.
Туман заволок сознание уже когда авто ехало по направлению к городу, по глубоким траншеям, сделанным в серой массе на пути сюда. Купер вырвал бутылку с видом капризного ребенка и сделал сразу два глотка.
Когда начали попадаться остовы старых машин и прочий крупный мусор, рыжий повернул слишком круто и выбил пепельную стену. Серая корка рассыпалась на куски, обнажив ржавую решетку. Капот помялся, но теперь водитель не обратил на это внимания. Сдал назад, вывернул на второй раз правильно и объехал препятствие. Серое небо сменилось удушливыми облаками, не пропускавшими свет. Пришлось включить фару.
Купер ударился еще в три проржавевших насквозь корпуса автомобилей и в большой стальной контейнер, но бутылка должна была быть допита.
А потом вдруг случилось нечто весьма жуткое. Ударившись о четвертый ржавый автомобиль, друзья услышали странный звук – не то рычание, не то ворчание. Откуда-то из нагромождений старых машин и механизмов по бокам дороги выросли три фигуры и заковыляли к Куперу и Ферро. Две из них хромали так, что казалось, готовы развалиться на части.
- Это еще кто? – испуганно обратился Купер к товарищу.
- Или что… - содрогнулся Ферро.
Купер включил лампочку над водительским сидением. Ее слабый свет кое-как осветил тех, кто уже был в нескольких шагах от их автомобиля. Трудно было назвать этих существ людьми. В каких-то странных, покрытых коркой пепла лохмотьях, не то увечных, не то больных чем-то страшным. Конечности их, выступавшие из одежды, схожей с затвердевшим и грязным футляром, частью раздулись, частью почернели и сгнивали. Лица были нечеловеческие – у одного напрочь отсутствовал нос – вместо него зияла глубокая темная дыра. Другой вместо волос имел какую-то пузырчатую серую массу на голове, будто полную мерзкого гноя. На лицах виднелись несимметричные выступы и гнойники.
Чем ближе эти твари подбирались к Куперу и Ферро, тем радостнее и громче становилось их рычание.
Даже за пределами 37-21 умудрялся кто-то жить. Почти все были такими существами, потерявшими не только человеческий облик, но и рассудок. Основной их добычей были крысы, питавшиеся еще более мерзкой едой. Но живое, здоровое человеческое мясо – лучший деликатес.
- Сдавай назад! – выкрикнул наконец Ферро, сумев совладать со своим ужасом.
Купер помедлил пару секунд: глаза рыжего были расширены, в горле пересохло… Потом переключил ручник и автомобиль с визгом поехал назад. В этот же момент двупалая рука одного из подошедших ухватилась за ручку дверей рядом с Ферро. Дальше произошло нечто совсем невозможное – серокожая и уродливая конечность оторвалась от тела и осталась висеть на ручке отъехавшей машины, капая темной кровью на серый пепел и ударяя, будто жуткий маятник, по дверце. Сам потерявший руку урод упал с разрывающими душу воплями. Двое других склонились над ним, и безучастно развернувшись в сторону автомобиля, стали двигаться дальше, будто зачарованные находившейся там человечиной.
Ферро быстро приоткрыл окно рядом с собой, просунул в него руку с револьвером и спустил курок. Грянул выстрел, одно из существ – то, что шло ровно, откинулось чуть назад вместе с появившейся в груди дырой… Однако продолжало идти.
Купер, к счастью, сумел сориентироваться вовремя. Он повернул руль, чтобы объехать груду ржавого металла на дороге, и нажал на газ. Одно из существ будто бы угадало маневр и двинулось наперерез. Спустя несколько мгновений друзья услышали глухой удар о капот – нечто темное скользнуло по машине и упало где-то позади…
Темный безотчетный ужас преследовал их до самого дома Купера.
- Нет… - прошептал Купер. – Я больше никогда… туда не поеду!
Ферро молчал, переваривая случившееся в себе.
В конце концов город вокруг них начал оживляться, появились высотные дома, электрические фонари теперь шли ровной цепочкой по сторонам дороги. Прошло не более получаса, прежде чем машина оказалась в центральном районе города…
Парни закурили. Купер вытащил одной рукой вторую бутылку, добыв ее на ощупь с заднего сидения.
- Надо… - как-то подавленно произнес он.
- После такого – надо! – согласился Ферро.
К счастью, машина с самых Пустошей не делала поворотов – теперь рыжий бы с ними уже не справился. Все, что он мог, это придерживать руль и как-то сонно глядеть вперед. Пару раз мимо промчалась «коробка», и раз пять автополицейский – скорость Купер не превышал, так что железяки не цеплялись.
Асфальт стал ровным, без выбоин, в домах вокруг горело больше окон, мусора на улицах поубавилось и уже не выходил пар из открытых люков… Они были в центре.
- Куууда? – невнятно спросил Купер.
Вторая бутылка, уже наполовину пустая, лежала в ногах Ферро, курившего сигареты одна за другой.
- К Элправительс-т-ву… - ответил парень немногим лучше.
- Идет, - выпалил рыжий.
По пути они сбили человека, переходящего дорогу. Он улетел, подобно тому жуткому существу – звука его падения парни уже не услышали.
Серый забор, окружавший здания и вышки городских властей, был пронизан электрическим током. Еще в школьные годы Ферро придумал Электронному Правительству прозвище «Электрическое» и не произносил его разве что при автополицейских. Но сейчас он был слишком пьян.
Машина ехала прямо, на скорости автополиции, движущимся кольцом патрулировавшей забор. Потом Купер вдруг остановился.
- Пооосмотрим ш-ш-што там…
Ферро медленно развел руками, будучи не против.
Парни остановили автомобиль, заскрежетав им об забор, вылезли. Потом с трудом выбрались на крышу. Купер схватился за край забора, подтянулся и попал лицом прямо в колючую проволоку над ним. Ферро был осторожнее. Он кое-как перекинул через проволоку руку, затем поставил на край забора ногу и, раздирая руку о шипы, покачивался на верхушке забора. Потом попытался спрыгнуть внутрь, но просто мешком упал за забор. Удар о зеленый газон (конечно, искусственный) немного заставил его протрезветь, а также почувствовать, насколько хрупко человеческое тело. В глазах на несколько секунд потемнело, страх смерти стиснул сердце. Но затем Ферро поднялся и долго глядел на участок забора, с которого упал. В конце концов оттуда упал и Купер.
Прошло некоторое время, прежде чем они поняли, что окружает их. Светло освещенные улицы – в это время все Инженеры уже были в аккуратных четырехквартирных домах со своими семьями.
За один из таких домов они и зашли… Чтобы поглядеть в светлые окна. Мужчина, полный, каких почти не было в остальной части 37-21, ужинал за своим столом с белой скатертью. Рядом с ним была жена, дочь и сын. Ферро с ненавистью поглядел на юношу немногим младше его. И поймал себя на мысли, что хотел бы перерезать этому счастливому молодому человеку горло. Потому что не он, Ферро, на его месте. Купер сонно плыл рядом, покачиваясь и едва не падая.
Маленькая площадка с буквой «Н» по старинке. Там стояла трифибия. Дальше был чистый водоем – круглый; не то озеро, не то бассейн. Рядом с ним три искусственные пальмы.
И уж совсем невероятным было то, что когда Ферро положил ладонь на датчики у водительской двери трифибии, та бесшумно выехала на крышу. Друзья оцепенели. Но чувства страха у них уже не осталось. Даже пять автополицейских с заунывными сиренами, на полной скорости двигавшихся к ним слева, вызвали презрительные усмешки.
- Теперь я водитель! – сказал Ферро.
Он закрыл двери трифибии, завел двигатель на атомной энергии. И прямо перед носом блюстителей порядка, «главных достижений» технократического режима, летающая машина поднялась вверх. По ее обшивке ударили электрические разряды, окутав трифибию дымом от расплавившегося пластика, но под пластиком была высококачественная сталь. Да и сидевшим на резиновых креслах автополицейские уже повредить не могли.
Дым не был помехой – Ферро смотрел на экран со светящимися линиями – план 37-21. Купер, кажется, уснул, развалившись в мягком кресле.
- Мы летим, дррружище… - крякнул в сторону Купера его товарищ.
- Угу… - буркнул рыжий, чуть приоткрыв глаза.
Трифибия поднималась в черное небо. Слабо светящиеся квадраты 37-21 уменьшались где-то внизу, а потом исчезли, когда Ферро поднялся до уровня черных туч.
Они будто плыли по черной жидкости. В этот момент от легкого толчка очнулся Купер.
-Мы умерли… - буркнул он. – Но я не помню как.
- Спи лууучше, - отмахнулся Ферро. – Мы летим из города.
- А-а… - и рыжий вновь заснул.
Черный туман вокруг трифибии стал понемногу рассеиваться. Ферро наклонился и глянул вверх – оттуда шел серый свет.
- О-о-о! – воскликнул он, не смея верить в это.
Однако облачный океан, из которого воспарила летающая машина, становился все более светлым, разреженным. Серый цвет сменился каким-то удивительным жемчужным. Ферро почувствовал, что начинает трезветь.
А потом неожиданно парня ослепило. Синее предвечернее небо причинило глазам Ферро боль, но он не посмел закрывать их. Зрелище было необыкновенное. Оранжевый закатный шар отражался в плотном серебристом покрове под трифибией. В ушах закладывало, в какой-то момент парень почувствовал что-то теплое и влажное, бегущее из них, и остановил трифибию.
- Как же… как же здесь красиво, - только и мог выдохнуть он при виде такого зрелища. Над головой небо было синим, у горизонта оранжевым. Ферро взглянул на индикатор топлива – видимо, трифибию только сегодня заправили – 98 %.
Парень растормошил друга.
- Купер, побери тебя… Просыпайся и взгляни на это.
Однако рыжий просыпаться не желал.
- Ну и ладно…
Ферро все смотрел и не мог оторваться от неба, что не было черным. Здесь не властен был удушливый мрак, черный дождь и электрический свет…
Парень почувствовал, что плачет: от счастья, что видит это, от сожаления, что такое небо только здесь…
Он долго возился с компьютером трифибии. Странные географические узоры ввели его в заблуждение, но он проложил курс куда-то… Когда Ферро с Купером вылетели за пределы 37, парень уже почти полностью протрезвел. Слишком сильные он испытывал эмоции от маленьких огоньков в черном небе. Он забыл, что их называли звезды.
Когда проснулся Купер, трифибия уже израсходовала почти все топливо.
- Гляди, что внизу.
Рыжий послушно посмотрел. Там, на земле, он увидел сеть огоньков… Ночь заканчивалась, светало.
Когда компьютер выключил освещение и кондиционирование трифибии, чтобы войти в режим экономии топлива, уже было совсем светло.
Ферро и Купер больше не разговаривали. Лишь во все глаза глядели на зеленые леса, желтые поля и чистые реки под собой.
Трифибия подавала сигнал, запрашивая экстренную посадку. Впрочем, машину уже давно вычислили, но Ферро не знал о том, что значат огоньки на панели над его головой. Хотя разворот в сторону 37 он бы не сделал никогда.
Где-то на побережье моря, над которым они пролетали, стояло маленькое серое здание. На его крыше шевельнулись, прицеливаясь, две стальные трубы. И выпустили в сторону Ферро пару странных ракет. Последнее, что друзья слышали – это скрежет и шум, разорвавший им барабанные перепонки. А после трифибия разлетелась на множество мелких осколков, так ясно видимых в чистых небесах.

Ферро вдруг поднял голову. Вокруг было темно. Каким-то чудом все еще светилась лампочка над головой. Парень вдруг почувствовал что-то постороннее в своей груди. Попытался сделать вдох и скрючился от жуткой боли. Вся грудь была в крови.
Перед ними была смятая кирпичная стена дома, поглотившая две трети капота. Машину уже не стали бы чинить. Просто выбросили бы мусор за пределы города. В последние годы утилизаторы стали принимать лишь цветные металлы.
Парень повернул голову к водительскому сидению. Вместо лица у Купера было кровавое месиво. Сознание Ферро не смогло перенести такого зрелища и поспешно отключилось.

Странный запах, который Ферро слышал в детстве. Белый свет сверху. Жесткая койка и простыни. И открывшаяся дверь.
Худая медсестра с желтым лицом и вышитой на белом халате капелькой крови произнесла:
- Вы можете идти, 870301.
- Я… что? Что случилось.
- Не имеет значения, - ответил холодный голос. – Вам больше не положено здесь быть.
- А что с Купером?
- Купером? – удивилась девушка. – А… 251013 мертв. Пациента спасти не удалось.
Ферро закрыл руками лицо и вновь наяву перестал видеть окружающий мир. Оторвал его от этого приказ, прозвучавший из металлического браслета на его руке.
«870301, через 35 часов Вам надлежит явиться в Участок Порядка по вашему месту жительства и предстать перед автополицейским вашего квартала. Вы будете рассмотрены по трем статьям».
Дальнейшее он помнил смутно… Кажется, брел по улице, стеклянными глазами глядя вперед. Лишь оказавшись перед странным образом знакомым ему подъездом, он осознал себя. Двери разъехались в сторону, пропуская парня.
Третий этаж – ноги словно сами привели его сюда. Вспомнилось загадочное имя «Селена» и большие грустные глаза…
Ферро позвонил в дверь.

4. Ферро и Селена.

“You've stolen my heart it's true
You see the shape of things to come
Why give up our lives to the brutes and fools
Tear it all apart
You see the shape of things to come
Why? this now girl
Will we kill each other”
Billy Idol – Adam in Chains

Ферро услышал за дверью приглушенный звон.
"Интересно, дома ли она" - подумалось ему. - Если нет, тогда осталось вернуться домой и застрелиться".
Он даже не желал напиться. Невыносимым было бы прийти домой к покойному другу. Даже если там еще не побывала служба распределения имущества.
Лязгнул замок двери...
В дверном проеме возникла худая фигура Селены. Она оказалась сантиметров на десять меньше ростом, чем была накануне в высоких ботинках на платформе. Она стояла и водила пальцами босой ноги по холодному металлическому порогу. Несколько секунд помолчав и разглядывая лицо, изменившееся до неузнаваемости, девушка как-то очень серьезно произнесла:
- Привет..
Селена отошла в сторону, пропуская парня в ярко освещенную прихожую, и посмотрела на его ссутулившуюся спину, когда он зашел.
- Привет, - сказал Ферро.
Лицо парня было напряжено, под глазами застыли темные пятна боли. Кроме того, наркотик медленно таял в крови, и появилась боль в груди.
- Я не знал, куда прийти... Мой друг умер, в том числе и по моей вине. Сестра где-то пропала. Если нужно, я достану выпивку. Только вот... моя кредитка заблокирована элправительством.
Он взглянул в ее серые глаза, ожидая реакции. Блокировали кредитки преступников. Мелким преступникам давали три дня на сборы и прощание с близкими. Вот только близких у Ферро больше не было.
- Не надо.. не надо никакой выпивки, раздевайся, Тебе надо что-нибудь съесть, - она нервно убрала прядь волос за правое ухо, - я бы и сама не отказалась.
Селена забрала у него плащ и повесила его на один из серебристых крючков, торчащих рядом с входной дверью. Ферро прошел на знакомую уже кухню, помедлил перед одиноким табуретом.
- Садииись, - устало протянула девушка и потянула Ферро вниз.
Парень застонал и съежился от нахлынувшей тупой боли, в висках стучало, воздуха не хватало. Селена метнулась к холодильнику, с грохотом достала оттуда небольшую металлическую коробку с яркой надписью "Bisquittes" и захлопнула светящуюся неоном дверцу. Дверца не успела договорить о том, сколько дней уже требуется разморозка. Девушка скрипнула зубами на допотопную алюминиевую рухлядь и стала разбираться с содержимым коробки, пока Ферро в тумане боли почти безучастно наблюдал за ней. В ее худых пальцах сверкнул вполне приличный блестящий инъектор со сменными насадками. Хрустнула пластиковая упаковка с "Эндокаином".
- Не спрашивай, где достала. Все равно не отвечу.
Ферро и не думал спрашивать, ему было все равно. Он только почувствовал будто бы короткий электрический разряд от контакта инъектора. Обезболивающее моментально всасывалось в кровь, милостиво освобождая тело от невыносимой боли. Парень начал приходить в себя, а Селена, спрятав жестянку, стала вытаскивать что-то замороженное из нижней части холодильника.
- Пользуйся передышкой.. через час унесет, три часа будешь бредить в эндорфиновом раю.
- Селена, - сказал Ферро и улыбнулся, совсем грустно.
Парень разглядывал кухонку, где уже был. Он поднялся с табурета, чуть качнувшись вперед.
- Надо покурить... У меня закончились сигареты, не могу нигде купить. Можно взять одну твою?
Он поглядел на девушку почти умоляющими глазами.
Она растерянно огляделась вокруг и увидела свалившуюся с края стола на пол почти пустую пачку "Э/Л". Девушка потрясла коробкой - внутри, бумажно гремя, перекатывалась последняя сигарета. Она потянула упаковку Ферро:
- Бери, только оставь мне.. затянуться.
Ферро потянулся к сигарете, затем хлопнул той же рукой себя по лбу.
- Нет! - сказал он громко. - Я так не могу. Сделаем наоборот. Оставишь мне пару затяжек.
В глубине души парень надеялся, что у Селены где-то есть потайная пачка про запас. Но точно он знать не мог.
В чем-то он, конечно, был прав - НЗ у Селены был, но где, она уже сама не помнила. Пока в чистилище раскаленной плиты что-то жарилось, распространяя по маленькой квартире запах Еды, девушка с деловым видом прикурила от маленькой черной зажигалки, сделала пару глубоких затяжек и, задержав дым в легких, отдала теплую сигарету Ферро. Потом она поставила на стол две тарелки и выложила на них два куска дымящегося соевого мяса - очень уж хотелось поесть нормально в коем-то веке.
Ферро затянулся с наслаждением, и выпустил дым под потолок. По пути сюда он был в совершеннейшем ступоре и не мог стрельнуть сигарету. А теперь организм просто изнывал от трехдневного никотинового голода. Голова закружилась, по телу прошла дрожь... Отчего-то подступил страх смерти.
- Не курил три дня, - сказал парень заплетающимся языком. - Ты прости, что так нагрянул.
Он помолчал, вдруг ощутив, насколько они не знают друг друга.
- Помнишь хоть, как мы познакомились?
Селена вдруг посмотрела прямо в его темные глаза.
- Отчего же не помнить? Помню. И как Ты ушел.. - она было осеклась, но решила договорить, - помню. Я тогда все проспала, сорри.
Она улыбнулась одними только губами и вернулась к остывающему мясу.
Ферро наколол на вилку свой кусок и жадно откусил от него. Сигарету вернул Селене.
- Кажется, ты была чем-то расстроена... Может, расскажешь? А я поделюсь тем, что у меня. Больше не с кем, прости.
- Пес у меня сбежал. Не знаю теперь, увижу ли его еще когда-нибудь. А у друзей окончательно почувствовала себя третьей лишней. Здорово, да?
Девушка доела уже без удовольствия, приняла из пальцев Ферро сигарету, заметив свежий шрам на ладони, затянулась и медленно выдохнула облако дыма.
- А что с Тобой стряслось? - она вернула остаток сигареты и стояла, прислонившись к плите, которая приятно грела замерзающую спину.
- Друг у меня погиб лучший, - усмехнулся Ферро. - Работы нет. С девушкой расстался.
Парень внутренне напрягся, почему-то приготовившись уходить. Кому нужны неудачники.
Где-то в углу запищала незаметная до этого момента кофеварка. Селена наполнила две большие стальные чашки, одну молча поставила перед Ферро. Она с тоской смотрела в окно - опять начинался проклятый дождь - думать ни о чем не хотелось. Синтетический кофе приятно обжигал. Селена облизнула губы, поставила чашку на стол - в глазах острой тенью мелькнула какая-то идея. Девушка резко выпрямилась и направилась из кухни в прихожую, по пути дотронувшись ладонью до плеча Ферро.
- Я сейчас..
Селена быстро зашла в комнату, опустилась на колени и стала искать под кроватью пачку сигарет, изогнувшись как тощая кошка с острыми лопатками и вытаскивая спрятанные когда-то вещи и красную коробку из-под марципана. Курить хотелось, как никогда.
- Да где же они!..
Отпив глотка три, Ферро подумал о том, как здесь хорошо и уютно. В свой пустой дом, холодный, мрачный, давящий тягостными мыслями, возвращаться не хотелось.
"Быть может, дело вовсе не в доме, а в одиночестве... Тот, кто одинок, будет один даже в самой шумной толпе".
Парень ждал Селену, слыша, как она копается где-то в комнате. Он почувствовал, что ему вновь хочется поскорее увидеть ее большие серые глаза и блестящий винтик на брови...
Наконец, в ярком сиянии светодиода возникла торжествующая Селена. Она прошла на кухню и снова прислонилась к плите. Тонкие пальцы ловко оторвали защитную полоску, откинули крышку. К только что открытой пачке прильнул чуткий прямой нос и потянул вожделенный аромат. Девушка по привычке выдернула две сигареты и протянула пачку Ферро:
- Угощайся..
- Ты - чудо! - искренне произнес Ферро, вытаскивая сигарету.
Он закурил и курил молча, то уходя в свои тягостные мысли, то ненароком поглядывая на Селену. Потом спросил:
- Как звали пса? Почему он сбежал?
- Калибан.. Да кто его знает, почему!.. - воскликнула она, голос дрогнул, а на глаза навернулись слезы обиды. - Извини. Я не знаю, почему он сбежал. Просто сорвался с поводка, а я догнать не сумела, остановить..
Ферро вздохнул.
- Сочувствую, - сказал парень, никогда не державший домашних животных.
- Сочувствует, - тихо и задумчиво повторила Селена, дернула правой бровью и обратила печальный взгляд к светлеющему окну. Вдалеке лежал, медленно просыпаясь, завод. Его неровный хребет дымился, в громадном теле порой что-то гудело. К исполину стекались тонкие вереницы-провода из множества людей, и он начинал дышать беспокойнее и чаще. Наступило обычное утро.
Ферро вздохнул и поглядел туда же... Наступал предпоследний свободный день для него.
- Почему Твою кредитку заблокировали? - Девушка пристально взглянула в глаза гостю. - И.. как погиб Твой друг?..
Селена вдруг нервно затянулась.
Ферро, не глядя в глаза девушке, взял и закурил вторую сигарету. Брови его как-то обреченно выгнулись...
- Мы ездили в Пустоши... - начал было парень, но потом прервался, решил рассказать все сначала. - От тебя я отправился к другу. Куперу. Оказалось, что он добыл где-то машину, настоящую - такие были лет тридцать назад. И вот мы поехали в Пустоши... На обратном пути напились. И врезались... Купер... погиб. А я очнулся в больнице. Плюс на меня повесили незаконное присвоение имущества - машины, незаконное вождение. И дали три дня.
Селена без сил сползла по плите и опустилась на пол, обхватив руками колени. Она молча и как-то устало разглядывала Ферро, потом сделала еще одну глубокую затяжку и разбила тонкую свежую стену из тишины:
- Ферро, почему Ты пришел ко мне?
Во взгляде девушки что-то затаилось: заинтересованность и как будто надежда.
- Не знаю, - вздохнул парень. - Я не осознавал, куда шел. Был в таком шоке, когда понял, что человек, которого знал всю жизнь, с которым съел столько соли и испытал столько радости... мертв. Но здесь мне стало лучше. Наверное, поэтому я сюда и шел.
Ферро задумался на минуту.
- А что, если попробовать найти Калибана? Где он может быть? Я понимаю - на первый взгляд это кажется невозможным, но почему бы не попробовать?
- Ты так хочешь мне помочь? - усмехнулась было Селена, но снова взглянула парню в глаза и, помедлив, продолжила. - Кто его знает.. хотя.. кто у нас в городе еще может держать собак?
Селена докурила, с трудом приподнялась и бросила окурок в пепельницу на столе. Закурила вторую сигарету.
- Хочу помочь. А что здесь такого? - немного обиделся Ферро. - Насколько я знаю, на собак получается лицензия, продлевается каждый год. Твоя не просрочена была?
- У меня не было лицензии.. Калибан - найденыш. - Промолвила она упавшим голосом и уткнулась лбом себе в колени.
- Тогда, мне кажется... - Ферро умолк, понимая, как прозвучит то, что он хотел сказать.
Парень вдруг с нежностью и заботой взял Селену за руку.
Девушка подняла на Ферро потерянный взгляд.
- Служба утилизации... Если не было ошейника, с которого можно считать информацию о лицензии, то...
Он замолчал, ожидая, поймет ли она или придется сказать вслух.
- Нееет.. - Селена замотала головой, в глазах появились слезы. - Нет! Не могут же они сразу.. они не имеют права. Они не могут!
- Селена, - сказал Ферро. - Я не знаю, что они могут... Мне кажется, они все могут. Им наплевать на чувства людей. Они - машины, бездушные, как и Элправительство!
Девушка вдруг успокоилась. Ее глаза стали цвета стали.
- Значит я должна туда попасть. Если Калибан жив, я его оттуда вытащу. Чего бы мне это не стоило. Больше терять уже нечего..
Она задумчиво посмотрела на руку Ферро, все еще гладившие ее пальцы.
- Что будет с Тобой?
- Тогда пойдем к ним, - кивнул Ферро. - У меня есть еще два дня. И... я хочу провести их с тобой. Если я вернусь домой, то не уверен, что приехавшие за мной автополицейские... найдут меня живым. Быть здесь для меня - спасение.
Селена слушала и сама не заметила, как ее взгляд заскользил по радужкам глаз Ферро, по его резким скулам, зацепился за пухлые, но твердые из-за нахлынувшей решимости губы. Она мотнула головой и по привычке невозмутимо задрала бровь, будто избавляясь от неуместной мысли. Ее рука все еще была в его руке.
- Хорошо. Но без лицензии его точно не выдадут. Как пить дать. Придется ломать базу. Или прорываться ночью, под утро. Как считаешь?
- Давай следующей ночью, - предложил Ферро. - Никогда не официальничал с этими железяками, если был другой выход... Впрочем, решать тебе. Я с тобой в любом случае.
Парень поглаживал нежную руку девушки, и ее тепло словно передавалось его измученному сердцу.
- Значит решено. Идем вместе. Надо подготовиться.. - Селена замолчала и посмотрела на него оттаявшими серыми глазами. - Спасибо..
- Не за что, - улыбнулся Ферро. - Хочу напоследок сделать что-то доброе. Кажется, я немало натворил уже бед...
- Напоследок.. - обреченно и разочарованно прошептала девушка.

Серым туманом расплылся день. Город проснулся и жил. Две худые фигуры сидели на полу в одной из клеток его тела и готовили свой маленький заговор.
Парень все смотрел и смотрел в ее большие глаза - в них так хотелось смотреть.
Селена сначала не могла оторваться от глаз Ферро и только через несколько мгновений сообразила, что же все-таки происходит. Его зрачки расширились почти до краев радужек. Она вскочила и потянула парня за руку:
- Идем. На кухонном полу очнуться будет не очень приятно..
Ферро, уже немного осоловелый от избытка эндорфина, поднялся, и отправился в комнату за Селеной, не отпуская ее руку...
По дороге они запнулись о разбросанные вещи - Селена все искала очень быстро и неистово. Ферро сидел на краю кровати и наблюдал за тем, как девушка упорно пытается запихнуть под деревянную балку кровати большую красную коробку. Наконец, жестянка сдалась и послушно скользнула в тайник.
- Ох, - выдохнул парень. – Я... не здесь... уже...
Он откинулся на кровать, оставив ступни на полу.
- Лежи, - тихо произнесла Селена.
- А ты... будешь рядом? – с надеждой спросил он.
Откуда-то из глубины груди поднимались волны эйфории, пугающе сильные, проникали в его сознание, оставляя первые образы, картинки, цветные и полупрозрачные, точно голографические экраны.
- Да... – тихо ответила она, взяв его чуть дрожащую руку и крепко сжимая. – Прости...
- За что?... – прошептал Ферро.
Стены вокруг него таяли, электрическая лампочка на потолке превращалась в солнце, а ответа он уже не услышал.

5. Бегство Ферро.

“In this world of wild illusion
My room cold as the grave
Yes she knows I never pull my shade
Is it a fear, fear of madness
Or some strange alchemy
Is it a fear of fear itself
I think I'll get deranged
Then the night comes
I'm gonna be free
(Never enough then the night comes)
Then the night comes
I'm gonna be me”
Billy Idol – Then The Night Comes

Ферро очнулся и с первыми секундами нового сознательного периода жизни на него накатила раскалывающая мозг головная боль, точно удар стальным рельсом. Остаточное действие эндокаина, введенного Селеной.
Сама девушка неподвижно сидела у запыленного окна, вглядываясь в вечный сумрак улицы, точно в ожидании кого-то. Оранжевый свет потрескивающей электрической лампочки падал на ее согнутые белые плечи. Все это Ферро увидел, когда усилием воли смог согнать пелену с глаз. Парень приподнялся на диване и сел, схватившись за потемневшую от времени диванную подушку и едва не рухнув с ней обратно. От напряжения он шумно вздохнул, и девушка обернулась.
Испуганный взгляд, блеск винтика в брови. И вдруг снаружи донеслись звуки, которых так ждала Селена. Завывания сирен автополицейских: мерзкие воющие хищные звуки, от которых даже добропорядочный гражданин 37-21 лихорадочно вздрагивал и начинал вспоминать последние дни, и искать в них сомнительные поступки. У Ферро не было ни смысла, ни времени думать о таком.
Судя по звукам, автополицейских было трое. Три воющих механических шакала. Затем на грязном, полупроницаемом окне, точно на экране, стали чередоваться два кадра из доисторического кино – синий и красный. Все ярче и ярче.
Автополицейские приближались. Даже сигнальные огни включили синхронно, что доказывало о заранее готовящейся операции, а не о спонтанном рейде. Впрочем, рейда быть не могло, если стражей порядка больше двух одновременно.
Селена глядела на Ферро, и в ее огромных глазах блеснули новые слезы.
- Зачем? – тихо спросил парень.
- Я... – выдавила девушка и всхлипнула.
- Ты надеешься так вернуть Калибана?
Но в следующее мгновение до Ферро дошло. Пес был ни при чем. Возможно, у Селены его никогда и не было.
- Вот значит, какая ты, - глухо прошептал он. – Завербованная Элправительством... Чтобы вылавливать инакомыслящих среди молодежи. Скольких еще до меня ты им сдала?
Ферро захотелось схватить ее за тонкую шею и душить, чтобы девушка издала хоть какой-нибудь звук, а не молчала с заплаканными глазами. Да только он не смог бы причинить Селене боль. Тем более что она неожиданно вскочила, выбежала из комнаты.
До парня донеслось пиликание датчика движения и визг замка, затем шаги по бетону коридора за входной дверью. Одновременно одна из сирен уже зазвучала с той стороны. Через окно на частотах, заставивших стекло задрожать, прикрывавший тыл автополицейский объявил синтезированным бесполым голосом:
«Всем жильцам дома № 37-21-11-48 оставаться в своих квартирах! В доме № 37-21-11-48 проводится спецоперация класса D-2».
Классы спецопераций были знакомы Ферро со школы. D – означало то, что автополиция ловит преступника-одиночку, а 2 – что он не вооружен и обезврежен.
С лестницы донесся возмущенный голос Селены:
- Что вы так долго?! Он проснуться успел.
Скрежет ехавшего на составных гусеницах автополицейского ответил ей:
- Не существенно. По пути группой был ликвидирован Е-1 в течение восемнадцати минут.
Е-1 означало вооруженного бездомного.
Штурмующий страж порядка мгновенно отправил информацию в координирующий сервер района, спустя миг она вернулась к остальным двоим и снова загудел громкоговоритель:
- Поправка! Класс D-21. Спецоперация класса D-21.
Единица заставила Ферро улыбнуться – значила она, что преступник в состоянии оказать сопротивление.
Надо было уносить ноги. Парень спрыгнул с дивана. К счастью, ботинки были на полу. Ферро шмыгнул на кухню. На старом изрезанном столе, между фарфоровой пустой сахарницей с отбитой ручкой, пластиковой упаковкой соевого хлеба «пшеничный серый» и десятком яиц (яйца были в пластиковой скорлупе, а содержимое – однородная клонированная слизь полубелок-полужелток) лежал видавший виды кухонный нож.
Он схватил нож, добежал до вешалки в коридоре квартиры, набросил плащ и сунул нож в первый попавшийся внутренний карман. Затем выпрыгнул из квартиры в общий коридор. Чтобы увидеть сине-красную мигалку на условной голове автополицейского и алый сканер его глаза, выстреливший в лицо и едва не ослепивший.
«Интересно, что надо учудить, чтобы за тобой выслали робополицейского, - с сожалением подумал Ферро».
За ним приехали три стандартные железяки. У них было много разных способов выкурить преступника из труднодоступных мест, где тот мог скрываться: газы, резаки разных типов и прочее, но для особо сложных операций вызывали робополицейских. Вершина робототехники, конечно же, изобретенная узкоглазыми из 6, пуленепробиваемая и в три раза быстрее человека. Элправительство 21-й закупило робополицейских лет семь назад, а Главинженером 37-го выдавалось по два таких на район.
- Остановитесь! Сдавайтесь! Вы имеете право... – принялся скрежетать автополицейский, сирены которого заглушали собственный призыв, а гусеницы с визгом поднимались по последнему оставшемуся до Ферро пролету лестницы.
- Пошел ты! – крикнул Ферро, пытаясь определить, где пожарная лестница.
Селена куда-то скрылась. Парень метнулся вправо от ее квартиры. Сразу же вслед за этим в дверь и стену, рядом с которыми он только что стоял, ударила ослепительно белая изломанная молния. Запахло жженым деревом и мелом. Воздух наполнился дымом и клубами распыленной штакатурки.
Автополицейский, сменив дневной визор на инфравизор, выехал к квартире Селены. Ферро тем временем ударом ноги выбил фанерную дверь на пожарный балкон. На его счастье, люк не был заварен, а этаж всего третий.
Когда парень спрыгнул с пролета между вторым и третьим этажом на землю, штурмующий автополицейский как раз выехал на балкон, выбив своим титановым корпусом вторую фанерную дверь, и выстрелил новым разрядом в Ферро. Молния угодила в ржавую ступень, чудом не попав в парня.
- Ха! – ухмыльнулся Ферро и побежал прочь от дома.
Из-за угла выехал тыльный страж порядка. Гусеницы его яростно завизжали. В несколько секунд на полной скорости он бы подъехал на расстояние точного выстрела. Однако Ферро был хитрее. За секунду добежав до блестевшего канализационного люка с гейзером пара, он приподнял его ребром к небу, содрав ноготь, и спрыгнул вниз, надеясь, что лететь недолго.
Тремя метрами ниже Ферро вошел в метровый слой горячей воды. Едва удержался на ногах. Крышка люка же захлопнулась и заняла прежнее положение, оставив парня в кромешной тьме.
Пытаясь удрать от автополиции любым возможным способом, он не подумал об опасностях канализации. Здесь были реки крыс, и много чего похуже. Да и вода могла быть горячей после охлаждения ядерного реактора одного из близлежащих заводов.
С одной стороны квадратной каменной трубы виднелся слабый свет. Перекресток с обязательным люком и лестницей был недалеко. Сверху донеслось шипение и крышку люка пронзил лазерный резак.
Выругавшись из-за попавших в волосы искринок горящего железа, Ферро устремился к канализационному перекрестку.
На половину роста парня путь закрывала решетка – за ней воды не было, видимо, появлялась она из этой решетки. Вскарабкавшись наверх, Ферро упал на горячий камень. Силы неожиданно покинули его, когда стало понятно, что от автополиции удалось оторваться.
«Видел бы меня сейчас Купер, - улыбнулся Ферро и вздохнул, в которой раз не желая поверить в смерть лучшего друга. – Обвел вокруг пальца сразу трех железяк».
Он заставил себя подняться на ноги. Резак явно прожег люк, так как вспышки света с той стороны прекратились. Теперь автополицейский должен выпустить поисковый щуп, на конце которого был разрядник мощностью до 2000 Вольт. Длина щупа могла достигать 20-ти метров, как заявлялось гражданским, но все давно поняли, что он на метров 10 длиннее.
Надо было отойти подальше.
Ферро побрел вперед, к свету. Его распространяла лампочка в мутном пластиковом плафоне, похожем на рифленую мыльницу. Отсюда в четыре стороны шли трубы, а к люку на потолке небольшого помещения поднималась ржавая лесенка.
Парень пошел к ней. Но тотчас же из восточной трубы донесся оркестр из писка и шелеста. Ферро отпрянул к северной трубе, из которой накатило облако жуткой вони. А из восточной вырвалась стремительная река из шерстистых тел с чешуйчатыми хвостами. Вырвалась, разошлась у основания лестницы надвое, сомкнулась за ней и исчезла в западной трубе.
Крысиная река. Миграции крыс в канализациях подчинялись каким-то собственным законам и это была одна из последних сфер, в которой представители отмиравшей за ненадобностью зоологии могли сделать хоть какие-то открытия. Часть крыс мутировала. И иногда в центре такой реки находился крысиный король – омерзительная особь с несколькими телами и сросшимися хвостами – король был старше, опытнее и хитрее подданных. Главный мозг координировал реку крыс писком, остальные накапливали информацию, а связь между телами осуществлялась через соединенные нервные каналы в сросшихся хвостах. В последние годы появились еще более странные крысиные реки – в них все без исключения крысы хвостами были связаны с королем, и такая река по сути являлась единым организмом.
Однако встретившаяся Ферро река была обычный, даже без короля. Гораздо опаснее было то, что жило, по всей видимости, в северной трубе, куда сунулся парень. Труба заканчивалась вертикальной решеткой – до нее доходил, отражаясь от луж и скользких стенок, слабый свет канализационного перекрестка. У решетки лежала бесформенная куча, принятая сначала Ферро за мусор. Однако мусор пошевелился, разбуженный шумом. Затем издал отвратительное бульканье, оборвавшееся шипением.
Ферро пулей вылетел из трубы и схватился за лестницу. С севера на него шло существо, которое уже нельзя было назвать человеком – обрывки одежды, расползшиеся тестом ступни, огромный живот с синими прожилками вен. А самое мерзкое – голова. Будто шляпа гриба, с беззубой бездной пасти, источающей на живот бороду слизи, и выпученные глазные яблоки без намеков на зрачки. А еще на груди твари блеснул значок, вросший из сгнившей одежды в кожу - щит с цифрой. Такие значки Ферро с Купером рисовали на картоне в детстве, прикрепляли к рубашкам и играли в преступника и полицейского – двадцать лет назад в полиции еще служили люди.
Сплюнув от отвращения, Ферро полез вверх, головой приподнял крышку люка и выбрался на пустынную улицу. Моросил вечный дождь. Парень прикрыл люк и на всякий случай встал на него. Только самые обезумевшие крысоеды рисковали в одиночку выбираться из канализации – для них это была верная смерть, внизу же в большей части подземных тоннелей их не трогали ни люди, ни автополиция.
Крысоедами называли всех кошмарных обитателей канализации, за исключением крыс. Часть была одичавшими беглецами, преступниками или бездомными, часть – мутантами, избежавшими ежегодных чисток, а часть невесть как зародилась в темных лабиринтах под жилыми кварталами. Любимым лакомством для крысоедов считалась человечина. Иногда группы тварей вылезали из люков и набрасывались на прохожих, или же утаскивали вниз жителей целого дома. Инженеры 37-го давно обещали заменить все люки на те, что открывались бы только сверху. Но пока дальше планов дела не зашло, хотя за последний лишь год крысоеды съели три дома и еще двести граждан убили прямо на улицах.
Ферро подождал немного. Отдаленные сирены автополиции напомнили ему, что опасность близко. Из-под люка не донеслось ни звука, значит, за Ферро оттуда никто не полезет. Парень поглубже спрятал голову в капюшоне и побрел прочь от звука сирен, через подворотни с бродягами. Они просили милостыню, но на этот раз парень не останавливался. Деньги на кредитке ему были нужны как никогда. От их количества зависела его жизнь.
План его был прост. Но чтобы приступить к его осуществлению, следовало добраться до одного из Кибер-Убежищ.
Ферро двигался в сторону своего дома. На неприметной улочке разгреб ящики. И ахнул. Маленькая железная дверь в подвал дома была аккуратно вырезана резаком автополиции.
«Надо же! Добрались и сюда. Не иначе и Убежища Селена сдает...»
Но оставалось еще второе. В одном из домов Ферро ввел код на двери, зашел на первый этаж, в дальнюю квартиру с разбитыми окнами, выглядевшую покинутой. В кладовой, за лохмотьями на вешалках, была в полу деревянная крышка с ручкой. Ферро открыл вход, прежде постучав особым способом: два стука, затем три, затем два, и еще один, громче всего.
Под крышкой обнаружилась лестница в подвал дома, где и размещалось Кибер-Убежище. Парень спускался по ней вниз.

Интернет был официально запрещен Электронным Правительством семь лет назад, как рассадник антиправительственных настроений. Уже ко времени запрета он совершенно был непохож на ту мировую сеть, что существовала в первых двух десятилетиях нового века. Сначала Интернет стал трехмерным. На мониторах компьютеров пользователи перемещались по трехмерному пространству операционных систем, браузеров, сайтов. С появлением трехмерного лучевого выведения изображения трехмерность стала натуральная. В это же время получили широкое распространение шлемы виртуальной реальности, позволявшие пользователям забыть о мониторах, немытых чашках на столе, которые раньше постоянно были в поле зрения. Мыши сменились удобными сенсорными перчатками. На устаревших мониторах до сих пор оставалась возможность видеть двухмерные сайты, но к 2032 году лишь немногие старые порталы оставили вариант двухмерного вида. Апофеозом развития Кибернета (Интернетом называли двухмерную сеть), стали небольшие с виду приставки, и вживляемые в затылок гнезда для разъемов – шлемы и перчатки не требовались – приставки напрямую в мозг загружали информацию – из-за воздействия на активные зоны мозга зрительные, вкусовые, осязательные и обонятельные ощущения уже не отличались от настоящих. Гнезда, для которых требовалась маленькая, но все же операция, буквально через три года сменили новые кибершлемы, где через сотни передатчиков обеспечивалась бесконтактная загрузка информации. В это же время Кибернет вместе с Интернетом, своей реликтовой частью, был полностью запрещен. Персональные компьютеры отключались от сети вынужденно или добровольно, а кибероборудование конфисковывалось автополицейскими.
Естественно, что появилось множество Кибер-Убежищ, нелегальных и недорогих. Элправительство объявило на них охоту, и к настоящему времени на весь полумиллионный 37-21 осталось только три Кибер-Убежища, тщательно скрываемые постоянными посетителями. В одно из них Ферро и зашел.
Подвал с виду был самым обычным – холодные и горячие трубы, пыльные бетонные перемычки, тусклые лампочки. Но если бы Убежище было прямо здесь, его бы давно уже нашла автополиция в одном из своих подвальных рейдов.
Пройдя в дальний конец подвала сквозь лабиринт труб и стен. Ферро дошел до угла, где были свалены в кучу несколько полусгнивших досок. Это была ловкая имитация, парень легко приподнял доски и увидел под ними люк со скобами. Закрыв крышку, Ферро спустился в изолированный от городской канализации участок, где и размещалось Кибер-Убежище. Второе по величине в 37-21, на триста с лишним мест. Еще два, о которых парень слышал от Купера, находились на восточном и западном краю города: на пятьсот мест и на двести соответственно.
Люк вел в небольшую комнатку. Стол администратора, его лежак с кибершлемом, шкаф, железная раковина с краном, сейф, и универсальный кредитный аппарат. Что примечательно – здесь можно было расплачиваться запрещенной наличностью, и даже сигаретами или алкоголем.
Ферро улыбнулся, почувствовав себя в безопасности. Администратор – невысокий парень лет 27-ми, кивнул в ответ с улыбкой и протянул руку.
- Ферро, ты? Давненько не заглядывал. Забыл нас совсем.
- Да были проблемы, Тит, - вздохнул Ферро и пожал руку. – С девушкой, с работой.
- Понимаю, - кивнул администратор. – Я отсюда стараюсь и не вылезать. Там, наверху, одни проблемы. Ты к нам надолго?
- Думаю, да. Я в розыске.
- Эх... Ну, расценки ты знаешь, сто тысяч за день. Ну, для приятеля, да еще и в розыске...
- У меня всего три миллиона на кредитке, и работы нет, - тихо прервал Ферро.
- Курить есть?
- Нету... Я же сбежал от автополиции, после того, как меня их крыса обколола снотворным. Не везет мне с девушками...
- Сбежал? Ну ты крут! У меня есть курить, - Тит полез в шкаф, добыл надорванную пачку красного Эконом-Люкса, вытащил две сигареты и одну подал Ферро. – Покурим, да расскажешь. И кофе давай-ка.
Тит взял два пластиковых стаканчика из шкафа, налил воды из пятилитровой бутыли под столом, затем все из того же «волшебного шкафа» взял флакон коричневого цвета с капсулами внутри и наклейкой «Арабика – 50». Внутри было 50 чашек синтетического кофе.
- Спасибо, дружище, - выдохнул Ферро с благодарностью и присел на пол, прислонившись к теплой трубе. Единственный стул здесь был под тощей задницей Тита.
- Да не за что, - отмахнулся администратор. – Сам знаешь, ты один из немногих, кто сюда заходит ненадолго. Остальные почти все спят, и поболтать не с кем. Или в розыске, или чертовы матричники.
Тит бросил в каждый стаканчик по коричневой капсуле из флакона. Шипение, бульканье, и реакция за две секунды превратила воду в кофейный напиток, одновременно подогрев до 90 градусов.
Они закурили, отхлебывая из стаканов.
- Как там Купер поживает?
- Купер... – Ферро сглотнул. – Он умер.
- Гребаный... – выпалил Тит. – Как так умер?! Он же осторожный был! И жил на краю. Кто его грохнул?
- Да никто... – Ферро затянулся. Боль по погибшему другу вспыхнула с новой силой. – Мы взяли тачку. Купер ее позаимствовал у соседа, который давно умер. Достал бензина там же. И мы напились и врезались. Купер насмерть, я нет. Меня потом заштопали в больнице, обвинили по трем статьям и дали двое суток на сборы. Я пошел к девчонке...
- Стоп-стоп, - вытаращил глаза Тит. – Давай уж по порядку. С чего все началось? Что за девчонка? Почему с Аргентой расстался?
- Ну хорошо, - Ферро отпил кофе. Не хотелось вспоминать все гадостное, что случилось за последнюю неделю, но вежливость обязывала. Да и Тит мог здорово выручить.
- Четыре месяца назад меня турнули с работы, как ты помнишь. Я обслуживал домашние бытовые сети. А это гребаное Электрическое Правительство запретило зарабатывать. К тому же на квартал прислали новую версию, с центральным регулированием, так что заказов больше и не было бы. Начальник всех погнал, а сам пошел к Инженерам работать.
Ферро сделал долгую затяжку, медленно выпустил струйку дым под потолок.
- Аргента сразу после этого начала искать повод, чтобы меня бросить. Хотя деньги у меня были и я на нее тратил в прежнем режиме. Деньги копил на свадьбу, вот и тратил. Со свадьбой решил повременить, пока новую работу не найду. Ну а Аргенте неважно было, что погулять есть на что. Важно, что я работу потерял. В общем, стала стервозно себя вести, мы поругались и она меня послала.
Тит ухмыльнулся.
- Хе-хе. Если тебя бросила девушка и ушла к другому, еще неизвестно, кому повезло.
- И то верно, - улыбнулся Ферро. – Ну... я с ней не общался больше. Может и нашла. Ну а если нет, пусть найдет себе толстого Младшего Инженера, пихается с ним каждый вечер, и доит с него деньги.
- Да, у Инженеров денег завались.
- Ну вот. Я напился, хотел себе вышибить мозги из отцовского револьвера, но сдержался.
- Это ты зря, дружище, - укоризненно сказал Тит. – Бабы того не стоят.
- Да знаю... – скривился Ферро. - Хреново мне было очень. В общем, на следующий день я пошел к Куперу. У меня выпивки дома и не было никогда – каждый месяц дежурный рейд железяк. А у Купера дом на краю – они туда почти не ездят. Вот он и варит спирт. Варил.
Приятели одновременно вздохнули. Только у Ферро выступили слезы.
- По дороге встретил девчонку, - продолжал он. – Звали Селена. Пьяная была. В общем, познакомились, я ее проводил домой.
- Трахнул? – хитро прищурился Тит.
- Да нет, - отмахнулся Ферро. – Зачем так сразу, тем более она пьяная была.
- Зря. Я бы трахнул.
- Ну и дубина. Попался бы потом, обколотый ею, железякам. И проговорился бы про Убежище.
- Не проговорился бы.
- Не знаю. Кто тебя знает.
Оба рассмеялись. У Тита живой девушки никогда и не было. Обычно он развлекался с эротическими партнершами в Кибернете – платными программами для выпускания мужского пара. Один раз позволил себе киберпроститутку.
- Ну... так что Селена?
- Крыса Элправительства.
- А черт! Повезло же тебе.
- Да не то слово. Короче, провел Селену домой и пошел к Куперу. А у него тачка. Старенькая, не решетка и не коробка. Он от нечего делать рыскал по домам умерших соседей и нашел ее. Еще и с бензином. И мы покатались хорошенько...
- А где были?
- Хе. Сначала в Пустошах.
- Ух! На какой черт?
- Да так. Любопытно было, как там...
- И как?
- Пусто и жутко... Пыль и пепел. И еще уроды эти. Хотели нас сожрать.
- Мутанты?
- Угу. Я в них разрядил свой револьвер, а они боли не чувствуют. Чудом смылись обратно.
- Я туда в жизни не сунусь. Даже железяки не суются.
- А что им там делать? В общем, вернулись мы в 37-21. И пили всю дорогу. Купер вел, а я уснул. Мне еще приснилось кое-что...
- Что?
- Да что мы подъехали к Инженерам, перелезли забор, угнали трифибию и улетели. И я видел солнце и звезды.
Тит мечтательно улыбнулся.
- Хотел бы я их увидеть. Моя мечта...
- Я вот во сне только видел.
- Ну да. Во сне. В реальности вы бы даже и забор не одолели. Там системы защиты ого-го. Как будешь в Кибере, загляни в уорлд Сопротивления, и глянь план Инженерского квартала. Много интересного увидишь. Я тебе даже открою Вход. Только напомни, когда укладываться будешь.
Уорлдами называли трехмерные аналоги сайтов.
- Да я знаю адрес. Просто я в такие уорлды не лазил. У Входа постоянно шныряет Киберполиция. Раз зайдешь – маяк кинут и выследят. А потом в квартиру железяка приедет. Слыхал я про пару ребят, которые так попались.
- Это они скрывались плохо, - пожал плечами Тит. – Я там сто раз был, и ничего.
- Так тебя в реале и не найти. А я в доме жил, работал. Ну... сейчас неважно, зайду. Гляну.
- Ну вот. Так как вы разбились?
- Купер тоже уснул и врезались. Потом меня в больницу, заживили и отпустили на два дня. Я пошел к Селене, сам не знаю почему.
- А я знаю, - тихо сказал Тит.
- Почему?
- Влюбился.
- Ну... было дело. Плевать. Селена меня обколола и вызвала железяк. Я ей проговорился, что сбежать хочу.
- А как ты вырвался?
- Я проснулся вовремя. Смотрю, приехали, сирены включили. Смылся через пожарную лестницу. По мне штурмовой стрелял, но не попал.
- А другие два?
- А я выскочил и сразу в первый же люк.
- Ну ты даешь! И правда самоубийца. Я читал о ребятах, которые напивались и втроем, вчетвером спускались, да со стволами. Поохотиться решили в случайных местах. Так от них крысоеды и костей не оставили.
- Значит мне повезло. Я только крысиную реку встретил и крысоеда, но он далеко был. Потом я вылез и сюда бегом.
- И правильно. Похоже, тебе или в реале скрываться, или в Кибернете. Жаль только, что теперь я тебя в реале уже не увижу.
- Кто знает... Мне еще надо сестру найти. Последний родной человек, как-никак. В общем, я планирую вылезти еще. Когда переведут в розыскного второй степени.
- Так это полгода... Эх, дружище, меня Начальник прибьет, но я дам тебе допуск на полгода.
- Спасибо, дружище...
- Да что там... – кивнул Тит. – В дом к тебе железяки заедут сразу же, да и к Куперу уже точно заехали. Толку полгода спать на таблетках. Лучше уж в Кибере пожить. Там много интересного.
- Таблетки... – Ферро задумался, зацепившись за слово. – Таблетки же на месяц. Я не хотел бы просыпаться раз в месяц. Мало ли, чем заниматься буду...
- Ты к Сопротивленцам решил податься? – Тит подмигнул.
- А куда еще... Так в их уорлды надо несколько дней пробиваться и проходить всякие барьеры безопасности.
- Знаю. Что ж, тогда капельницу.
- Спасибо. Век помнить не забуду!
Ферро заулыбался и с благодарностью пожал приятелю руку.
Интернет уже был дома у Ферро, когда он родился. Кибернет же обустроил себе Купер, когда друзьям было по 17 лет. Через год наступил запрет. Купер перенес все оборудование в подвал, но рейды участились, и тогда пришлось все выбросить, чтобы не загреметь под статью. После этого Купер и Ферро стали раз в месяц-два посещать Кибер-Убежища.
- Давай еще покурим, - предложил Ферро.
- Давай. Твой рассказ стоит целого блока Эла.
Они вновь закурили. Ферро замялся и негромко поинтересовался.
- Я понимаю, что ты и так много делаешь, но... ты не мог бы мне в капельницу хотя бы по 50 Мг никотина в день загонять?
- Ну... Хорошо. Надеюсь, Начальник не приедет скоро с проверкой.
- А то меня в Кибере неделю будет ломка колотить.
- Понимаю. Я пытался как-то бросить, но на второй день сдался.
- А я и не пытался. И так радостей в жизни мало.
- Кстати, - Тит задумчиво выпустил дым под потолок, скрытый в паутине. – Ты охотился когда-нибудь?
- Неа-а. А ты?
- Только в Кибере. Но там, конечно, старинной охотой лучше заняться. На разных вымерших животных. Оленей там, кабанов...
- Охота – штука дорогая.
- Да. Двести тысяч за патрон. Правда призы хорошие.
Элправительство и автополиция не занимались истреблением крысоедов в канализации. Вместо этого устраивалась охота в местах относительно малого скопления тварей. К ним спускались группы по 5, 10, 20 охотников и это подавалось, как развлечение с риском для жизни. Винтовки и автоматы выдывались, патроны приобретались за свой счет. За 5 убитых крысоедов выдавались мелкие призы в виде бытовой техники. За 10 крысоедов охотнику возвращалась сумма, уплаченная за патроны. А за 50 выдавалась квартира и значок из серебра, вместе с почетным титулом «Подземный Гром». О таких мастерах часто объявлялось по СМИ, но лично ни Ферро, ни его знакомые подобных «Громов» не знали. Ходили слухи, что таких и нет, а вручение квартиры и значка – подстроено с целью завлечь охотников вниз для уменьшения численности крысоедов.
Ферро и Тит докурили сигареты в молчании.
- Ну что ж, пора, – сказал грустно Ферро.
- Пора. Надеюсь, еще увидимся в реале. Не попадайся там. Если... через полгода не получится выйти, постараюсь тянуть тебя и дальше.
- Не нужно. Уволят еще. Я тогда сам выйду и будь что будет.
Начальник этого Убежища, один из Инженеров 37-21, имел неплохой черный доход с тех, кто уходил в запрещенный Кибернет. Ферро считал, что одна из причин долгоживучести этого места – то, что заправлял и покрывал его представитель власти, который мог часто проводить здесь быстрые рейды, но ни одного глубинного.
- Идем, - произнес Тит тихо. – Кидай свои три миллиона.
Ферро провел карточкой по кредитному аппарату, ввел пин и списал всю сумму на счет благотворительной организации «Гидропонный хлеб – в каждый дом». Организацию курировал Инженер, владевший Кибер-Убежищем.
- Готово.
Тит повернул ручку на двери за своим стулом и вошел в просторное помещение, лишь кое-где освещаемое светом ламп. Ферро шел следом.
Здесь были койки. Триста коек и у каждой – кибераппарат с паутиной светящихся огоньков и кибершлемом. Около сотни коек снабжены были капельницами – они обеспечивали блуждавшего в Кибернете посетителя питательными веществами и некоторыми другими, зачастую не менее необходимыми.
Семьдесят коек занимали так называемые матричники. Люди, преимущественно пожилого возраста, что сознательно выбрали жизнь в Кибермире. 10, 20, 30, 40, 50 лет, сколько протянет их тело, неподвижно лежавшее на койке. Мужчины и женщины, родившиеся еще в 20-м веке и возненавидевшие пришедший к абсурду мир, продавали все, что могли, и платили за годы виртуальной, но красивой и полной всяческих удовольствий жизни. Иногда так поступала и молодежь богатых родителей. Больше 10-ти лет среднестатистический гражданин оплатить был не в состоянии. Львиная доля суммы приходилась не на доступ в Кибернет, а на питательные вещества в капельнице. Некоторые ненамного удешевляли стоимость, просыпаясь раз в месяц и наедаясь таблеток с теми же веществами. Кибераппарат будил их, администратор приносил стакан воды и пилюли, но такая кибержизнь с перерывами считалась неполноценной. Случалось, разум был не в силах покинуть Кибернет даже и на час, и тело умирало от голода. А администратору приходилось выбрасывать труп в нижнюю канализацию, крысоедам на утилизацию, либо же он выносился на улицу и кремировался после обнаружения автополицией.
Существовал еще один способ уйти. О нем завсегдатаи Кибер-Убежищ дискутировали много, но точно знать не мог никто. Можно было всего за миллион в год арендовать на одном из серверов ничтожные 100 терабайт и закачать в них свое сознание. Тело после этого превращалось в овощ, который можно было выбросить. Но на такое готовы были немногие – дилемма заключалась в том, что действовавшее на сервере сознание могло быть точной копией личности, пусть даже идеальной, но сама личность, обитавшая в нервных клетках мозга, бесследно исчезала. Обычно на Перегонку Сознания шли лишь смертельно больные или очень старые люди. Дилемму не разрешили до сих пор, и способов выяснить пока не было. Ферро тоже часто о ней думал.
Кроме семидесяти матричников на койках лежали обычные посетители – около ста пятидесяти. Капельниц рядом с ними не было, тела их жили на таблетках, а в Кибермир такие приходили на срок от одного дня до месяца. Отпуск давался раз в месяц. На выходных же здесь иногда не хватало коек.
И наконец, последние 20. Кто с капельницами, кто без. Люди в розыске.
По закону, арестовываться должно было не тело, а сознание. И именно сознание должно было в полной мере ощутить тяжесть неотвратимого наказания за грехи перед Элправительством, или же муки последних часов перед смертной казнью.
Сознание преступников блуждало в Кибернете, и даже арест тела ничего не давал – обычно все заказывали себе заранее Перегонку Сознания в случае опасности, так как насильственное прерывание допуска возвращало личность в тело, причем часто с повреждением некоторых зон мозга.
Десять лет назад Инженеры вместе с Элправительством ввели в действие Киберполицию. Она отлавливала сознание в Кибермире, если тело было найдено. Возвращало, если нет – тогда заключалось в Кибертюрьму. На службе в Киберполиции были как программы Искусственного Интеллекта, так и хакеры, получавшие за это привилегии в реале и частый доступ в Кибернет – им разрешалось 10 % времени доступа использовать в личных целях.
Двадцать первым розыскным в этом Кибер-Убежище стал Ферро.
- Удачи там, дружище, - Тит в третий и последний раз пожимал руку приятелю.
- Благодарю. Она мне пригодится.
- Я иногда бываю в Кибернете, так что свидимся.
- Иногда? – хитро усмехнулся Ферро.
- Ну часто... – смутился Тит. – Но я обычно с девочками или в игровых уорлдах. А ты чем займешься?
- Пройдусь по всяким интересным местам, - неопределенно ответил Ферро.
- Ну... поехали.
Ферро лег на койку – синтетическая «умная» материя приняла его в себя наполовину, распределив давление на тело так, что не появлялись пролежни.
Тит взял из тумбочки, на которой стояла капельница, три тюбика и выплеснул содержимое в пакет с физраствором. Затем взял еще один, черный.
Парень с койки взглянул на тюбик без надписей и улыбнулся.
- Никотинчик.
- Он, родимый.
- 100 Мг.
- Ага.
В физраствор капнули 10 прозрачных капель из черного тюбика.
- Никогда не думал, что буду Кибербеглецом, - задумчиво проговорил Ферро и вскрикнул, - а, хрен собачий!
Тит как раз воткнул ему в вену на левой руке иглу капельницы.
- Все там будем. Если Элправительства с Инженерами не угомонятся.
- Снести бы их, да попытаться что-то изменить...
- Не ты один так думаешь. Загляни в уорлд Сопротивления, они тебе расскажут, почему это неосуществимо.
- Пессимисты. Зачем тогда они нужны?
- Надежда умирает последней.
Тит усмехнулся и стал нажимать кнопки на кибераппарате, что стоял на треножнике справа от Ферро.
- Зайду в уорлды, где мы с Купером бывали... И на свой уорлд. Обожествлю там его. Будет Бог Виноделия.
- Я к тебе загляну, - отозвался Тит.
- Милости просим. Там, наверное, за полтора месяца без меня многое изменилось.
- Наверное, - проворчал Тит, которого отвлекали разговоры от клацанья по кибераппарату. – Ну... ты знаешь, мне нравится огнестрельное оружие, а у тебя его нет. Так что долго я без автомата не выдержу.
- Да ну их. Уорлд дошел до огнестрельного, но потом его отменили. Большинство говорит, что оно убивало средневековую романтику.
- Может и так. Но взрыв термоядерной бомбы – это красиво. И не спорь.
- И не спорю. Вот бы и у нас можно было голосованием отменить и Элправительство, и Инженеров, и Пустоши, и небо без солнца...
- Угу. Я давно думал о том, что... хрень какая!
Кибераппарат нервно запиликал.
- О, нормально все. Так вот, если и мы чей-то уорлд, то хреновее и не придумаешь.
- Только не для Инженеров.
Ферро и Тит расхохотались. Администратор взял с аппарата кибершлем и подал Ферро. Тот одел и почти сразу же ощутил легкое покалывание. Кибераппарат сканировал мозг парня для выявления особенностей и лучшего допуска.
- Ты ограничитель боли выставил? – Ферро подумал о Киберполиции и ее пытках, под которыми легко можно было бывыдать Убежище.
- Я тут админ уже пять лет, - возмутился Тит. – Такие вещи на автомате делаю.
- Ладно. И Перегонку мне поставь.
- Сделано, - администратор нажал пару клавиш на сенсорном дисплее кибераппарата.
- Ну вроде бы все, - неуверенно произнес Тит. – А нет, погоди.
Он нажал еще одну клавишу.
- Для тебя, как для друга.
- Что там? – поинтересовался Ферро.
- Усилители. Всех пяти чувств, за минусом боли.
- Убери, - велел Ферро.
- Ты чего? Это же супер! Будешь с девушкой – оргазм двойной, ешь мясо – а оно вкуснейшее, кофе пьешь – как у Инженеров настоящее, цветы пахнут и...
- Убери нахрен, - рассердился Ферро. – Мне там от Киберполиции бегать, а ты мне включаешь усилители, от которых я вечно буду под кайфом, как торчок.
- А... ну да. Я не подумал, - покачал головой Тит. – Тебе нужно ясное восприятие. Тогда ставлю уровень 1 к 1. Как в реале.
- Именно.
- Ну все. Теперь точно. До встречи, Ферро.
- До встречи, Тит.
- В лучшем из миров.
- Однозначно.
Ферро открыл глаза. Легкий писк последней нажатой Титом кнопки и сознание парня словно бы окунулось в теплое, расслабляющее море. Оранжевый с черным экран закрытых век перед глазами медленно сменился абсолютной чернотой.
Допуск прошел успешно и с первого раза, как почти всегда и было.
И Ферро вошел в Кибернет.

(Продолжение следует)
©  Макс Артур
Объём: 2.07 а.л.    Опубликовано: 29 08 2020    Рейтинг: 10    Просмотров: 181    Голосов: 0    Раздел: Киберпанк
«Пауки в банке»   Цикл:
Рассказы разных лет
 
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 29 •