Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Мошек лёгкий рой
Вверх летит — плавучий мост
Для моей мечты.
Кикаку
bobelen   / Остальные публикации
Чиги-виги-дын. гл.7
Глава 7
ДЫН-ДЫН-ДЫН…
(Рев шебушерской ляпуни в период пачкования)
Постояв некоторое время неподвижно в серой пелене, Вовка стал беспокоится и пусть ощущения времени тут отсутствовало, но ноги стали наливаться тяжестью. Что-то происходило неправильно, но что именно он не мог понять. Наконец пелена стала рассеиваться, открывая тоже место, где они стояли в прошлом. Ничего не изменилось. Тот же рассеянный свет, еле пробивающийся сквозь грязное окно лестничной площадки. Обвалившаяся штукатурка и обшарпанная краска стен. Отстранившись от Олеси, на всякий случай Вовка выглянул в окно. Ничего не изменилось, и там, как и раньше, виднелось жерло двора, с разбитым тротуаром, колодцем канализации, и поломанной скамейкой. Запустение и тоска нищеты. Возле ног стоял безмолвный Кент, зазипивщийся в чемодан. Прокол не состоялся…
- Поздравляю. Прилетели. – Горько сказал Вовка. – Сейчас придет революционный патруль, и нас расстреляют.
- А мне кажется, мы попали в другое время. Что это за штучка? – Неожиданно спросила Олеся, показывая на сморщенный, полупрозрачный предмет, валяющийся на площадке. Приглядевшись внимательнее, Вовка разглядел использованный презерватив.
- Ничего особенного, использованный воздушный шарик. – Он отпихнул противозачаточное средство в самый угол. - Это не факт, вполне вероятно, что, улетая мы его не заметили.
- Письмена на стенах другие. – Шевеля губами, она попыталась прочитать. – С-в-е-т-а. Крест. К-о-л-я. Две чёрточки и сердешный знак. Что это значит?
- Света плюс - обозначает математический знак прибавить, или сложить вместе, Света с Колей любят друг друга. Загадочная пиктограмма… - Вова стал более внимательно, знакомится с настенной живописью предков. Как оказалось, это надпись была самая приличная и рисунок тоже. Такого изобилия матерных слов и выражений, на стенах подъезда, откуда они проткнули время, не было. Набор женских и мужских гениталий во всевозможных сочетаниях и местах. Странное сочетание слов – «Зенит – Чемпион», иностранные слова, написанные русской кириллицей, арийский знак бесконечности, рядом с пятиконечной звездой. Подумав Вовка, выдвинул версию. – Значит, переместились на пару лет вперед по вертикали. Хрен редьки не слаще. У Кента энергии не хватило…
- Х – у-... - Начала читать Олеся дальше.
- Это знать не обязательно. – Прервал Вовка. – Местный фольклор.
- А что обозначает?
- Неважно. – Отмахнулся покрасневший Вовка, стараясь переключить внимание Олеси на другие темы. - Что делать будем?
- Оживлять Кешу надо. – Предложила Олеся, с интересом разглядывая рисунки. - Сраму-то нарисовали! Безбожники! Грамота и знания, разве для этого человеку дана, что бы любодеяния и грех писать на стенках?
- Культура от уровня образования не зависит. – Печально согласился Вовка, в его времена такие художества отошли в далекое прошлое. У себя дома, ты можешь все что угодно творить, а выставлять на всеобщее обозрение уровень своего морального облика желающих не находилось, слишком велика плата. - От того, что зверь владеет грамотой, он не перестанет быть зверем. Еще и воспитывать надо.
- А в ваше время, человек перестал быть зверем?
- Правильнее сказать – стал дрессированнее. Когда человек сам сможет контролировать зверя в себе, он тогда будет подобен вашему богу.
- Опять богохульствуешь?! – Возмутилась Олеся.
- Почему? Вы же к этому и стремитесь. Только вы находитесь в начале пути, а мы ближе к средине. Хотя до конца пути еще идти и идти. – Сделал горький вывод Вовка и попытался замазать рукой один из самых похабных рисунков. Скрипнула дверь и в приоткрывшуюся щель выглянула пожилая физиономия неопределенного пола.
- Опять сволочи ссытесь на лестнице?! Другого места для вас алкаши нет?! Щас милицию вызову! Вообще стыд человеческий потеряли! Уже все стены промокли насквозь, а запах мочи, даже хлорка не берет!
- Да мы тетенька, погреться зашли. – Попыталась оправдаться Олеся. – Скажите ради бога, какой нынче год, от Рождества Христова?
- Ну, лярва! Совсем стыд и память потеряла! Уж ты потаскуха подзаборная, бога бы постыдилась всуе поминать! Христа вспомнила, проститутка лимитная! А ну пошли отсюда, устроили публичный дом на площадке! – Еще сильнее разоралась физиономия, краснея от злобы. Эхо базарного голоса разнеслось по подъезду. Заскрипели приоткрываемые двери, привлеченные разгорающимся скандалом соседи, начали появляться в дверных проёмах. Не хватало им еще излишнего внимания со стороны жильцов. Подхватив Кента с пола и Олесю за руку, Вова бросился вниз по лестнице к выходу.
Выбежав из подъезда, Вовка перехватил Олесю под руку и, стараясь не торопится, покинул негостеприимный дом. Улица города почти не изменилась за прошедшее время. Такие же облезлые старинные дома с претензией на пошлый имперский стиль, мостовая в выщерблинах и ямах. Кучи мусора вдоль фасадов, кривые чахоточные деревца и зловонная жижа в узком канале. Судя по многочисленным прохожим - средина дня. Лишь по отличиям в одежде и многочисленным магазинчикам с иностранными названиями, можно было понять, что они находятся в другом времени, но в каком именно определить было достаточно трудно. Промчалась по узкой дороге прилизанная машина, капливидной формы, обрызгав стоящих на тротуаре пару пожилых людей. Но возмущенных криков вслед машине не раздалось, люди устало стряхнули грязь и поплелись дальше, таща в руках котомки с чем-то позвякивающим. Единственная радость, что на стенах домов не висели красные стяги и не видно было вооруженных людей.
- Почему она стала на нас бранится, не разобравшись? - Подала голос Олеся, освобождаясь от Вовкиной руки. – Слова грешные говорить, аки собака лаяться?
- Собака и есть. – Согласился Вовка. - Куда пойдем? Налево или направо?
- Решай сам, мне едино.
- Тогда налево! Где народу больше. – Скомандовал Вовка, и они неторопливо пошли к Невскому проспекту.
Ближе к центру отличий стало значительно больше. Во-первых изменился облик и вид людей. Они стали другие, более свободные без затравленного волчьего вида, особенно молодые. На Вовку и Олесю конечно обращали внимание, отмечая их высокий рост, но на этом интерес заканчивался, любопытства и удивления в глазах не было. Идут и идут, высокие, ну и что? Эка невидаль. Еще люди улыбались, а некоторые даже и смеялись, чего не было в революционном городе. Одежда стала разноцветная и свободная. Женщины щеголяли кто в чем, изумляя своим разнообразием в гардеробе. Особенно удивилась Олеся. Она считала, что юбка до средины лодыжки, это максимум дозволенности. Когда же рядом с ней прошли две подружки, одна в короткой, кожаной курточке и обтягивающих джинсах, а вторая, в распахнутой шубейке и мини юбке, она была в шоке. До такого же разврата докатились местные бабы!
К средине дня воздух прогрелся, солнышко начало припекать всерьёз. Пользуясь первым теплом, народ скидывал куртки и плащи, или расслаблялся с бутылкой напитка сидя на лавочках и заголив телеса. Как и бабы, многие мужики носили в ушах сережки, только женщины пошли еще дальше, сверкая бусинками на носах, в губах и прямо в пупке. Знала бы Олеся, куда еще можно воткнуть сережку, удивилась бы еще больше. Основная масса женщин были пострижены, а некоторые, блестели бритыми головами. Как решила Олеся, по всей видимости, они болели, как овцы от стригущего лишая, и все поголовно пускали дым из ноздрей и рта, как огнедышащие драконы. Повозок без лошадей стало очень много, но и вони от них прибавилось в несколько раз. Прогрохотал по рельсам трамвай, изменившись внешне, он остался таким же шумным как раньше. На стенах высоких домов висели большие картинки, с улыбающимися людьми, прозрачными горшками с водой. На некоторых рисунках картинки менялись, мельтеша всеми цветами радуги. Проехала повозка с оглоблей, держащейся как трамвай за железную веревку. Суть города оставалась неизменной, все та же суета, грохот и вонь.
Вовку порадовали внешние изменения, хотя и по его разумению, принципиально ничего не изменилось, став лишь цветастее и аляповатее. Еще порадовало изобилие магазинов и отсутствие бесконечных очередей. Народ справился с революцией, оставалось определиться со временем и возродить к жизни своего голема. Задерживаться здесь Вовка не хотел, мечтая лишь об одном, быстрее очутится в своем времени и спокойно отдохнуть в любимом доме. Как он там горемычный? Неужели зараза все еще не сообщил ученой лаборатории о происшествии. Славы хрононавта, Вове уже не хотелось, хотелось почивать на лаврах. Желательно в обнимку с Олесей. Когда первое возбуждение от удачного перехода прошло, и новизна впечатлений слегка угасла, они оба почувствовали, как вымотались за предыдущую ночь. Хотелось спать и есть. Все запасы, взятые из двенадцатого века, давно закончились или были реквизированы чекистами. Надо было срочно что-то предпринимать. Помня печальный опыт революционной действительности, связываться с гостиницами, Вовка боялся, а напроситься на постой к незнакомым людям, не решился бы ни за какие блага мира. Пока они бродили по незнакомому городу, Олеся беспрерывно восхищалась разными зданиями и памятниками, попадающимися им по пути. Обилие церквей в центре города приводило её в священный трепет. Она даже уговорила Вовку зайти в одну из них. Он, как натура добрая и безобидная, внял девичьим просьбам, но уже через полчаса, страшно об этом жалел. Олеся, столько времени лишённая возможности исполнять такие важные с её точки зрения обряды, непременно хотела компенсировать время, проведённое вне божественной ипостаси. Она на отрез отказалась выходить из храма, до тех пор, пока не воздаст должное ликам всех святых, что висели на стенах. Вовка злился, мысленно ругая себя за излишнюю уступчивость, но сделать ничего не мог. Пока девушка методично обходила икону за иконой, читая у каждой полагающееся количество молитв, он столбом стоял у неё за спиной, рассеяно разглядывая настенную живопись.
Когда экзекуция была закончена, он с превеликим облегчением вышел на улицу, поклявшись, не заходить больше ни в одну церковь, до тех пор, пока они не устроятся где нибудь на ночлег и как следует, не отдохнут. Умиротворённая Олеся, ободрённая и успокоенная, безропотно шла за Вовкой, с детским любопытством разглядывая витрины магазинов и многочисленных киосков. Вовка тоже смотрел на многие вещи с нескрываемым интересом. О многих из них он слышал, но разу не видел в натуральном виде. Многое из лежащего на витринах, являлось для него загадкой не меньше чем для Олеси. Например, стоящие в витрине приспособления с непонятным названием «фотоаппаратура». Что можно фотоаппаратурить с его помощью и зачем? Самое интересное, что, бродя по городу, он частенько встречал людей с этими штуковинами! Единственное, как эти люди использовали «фотоаппаратуру», это иногда смотрели на что-то, или на кого то через маленький глазок, проделанный с обратной стороны вещицы. Вовка не понимал, зачем смотреть куда-то через маленькую дырочку, если и так всё прекрасно видно? Такое же недоумение вызвала увиденный в другой витрине, полированный горшок с крышкой, под загадочным названием «скороварка». Непонятно было, для чего она служит Можно ли в ней готовить еду, или она нужна для быстрой сварки металлических листов? Если она предназначена для готовки, то почему у неё такая необычная, вытянутая в одну сторону ручка, а не две и по разным сторонам? А если эта штука варит металл, то как? Ответов он не знал, но про себя решил, как только всё утрясётся, и появятся наличные, он непременно купит все эти непонятные вещи и разберётся что к чему.
Так вот протопав по городским улицам несколько километров, они случайно зашли в небольшой скверик. Народу в нём было не много, в основном люди пожилого возраста, да стайки карапузов, всячески мешающих спокойному отдыху взрослых. Медленно шагая вдоль аллеи, Они заметили, как грузный мужчина сидевший на соседней скамейке и читавший газету, зло отшвырнул её в сторону. Пошарив по карманам, он закурил, и недовольно бормоча что-то себе под нос, встал, и направился к выходу. Обрадованные, Олеся с Вовкой быстро заняли его место. Вытянув усталые ноги, они расстегнули тёплые куртки, впитывая весеннее тепло и благоденствие. Немного отдохнув, Вова нагнулся и поднял газету. Рассеяно полистав её, он наткнулся на отдел объявлений. Некоторые из них приглашали снять жильё в различных районах города, на любые сроки, от одного часа, до тридцати дней! После каждого объявления шло слово «обращаться», и ряд каких то цифр. Немного подумав, Вовка сообразил, что это номера примитивных устройств связи, кабинки которых часто встречались им в городе. Поняв, что появилась возможность решить проблему с жильём, он затолкал газету в карман и взяв Олесю за руку, пошёл искать телефон.
Не успели они протии и полквартала, как увидели парочку таких устройств висящих на стене кирпичного дома. Вова смело подошёл к аппарату, и тщательно нажимая на кнопки, набрал необходимый ему номер. Прошла минута, но ни чего не изменилось. Обескураженный, он начал беспорядочно нажимать на кнопки, одновременно дергая аппарат за все рычажки и выпуклости. От одного из его сумбурных движений, трубка телефона слетела со скобы, повиснув на поводе. Вовка осторожно взял её в руку и услышав внутри её гудение, приложил к ужу. Сообразив, что трубка и есть то место, в которое надо говорить, он раздражённо подумал.
- Как всё сложно и не эффективно у предков. То ли дело у нас! Сказал дому или Кенту, с кем хочешь поговорить и если собеседник не против, через мгновение ты уже видишь и слышишь его в стерео звучании, в цвете и объёме! Здесь же, для того чтобы пообщаться с нужным человеком, нужно исполнить массу непонятных ритуалов! Зачем? Почему они не пользуются их системой связи? Тут есть только два объяснения, или слишком крепко привязаны к этим ритуалам, или технический прогресс пробуксовывает.
Покончив с раздумьями, Вовка одной рукой прижал противно пищащую трубку к уху, а второй, повторил набор цифр…. И опять ни чего не скучилось! Трубка продолжала бестолково пищать, не желая соединять его со столь необходимым абонентом. Не зная, что ещё предпринять, Вовка раздражённо бросил трубку на рычаг, и сердито засопев, задумался. Молчавшая всё это время Олеся, осторожно коснулась его плеча.
- Володимир, Ты почто загрустил?
- Связаться надо кое с кем, а я никак справиться с этим аппаратом не могу. – Ответил тот.
- Поняла аз, машина эта бесовская тебя не слушает. – Догадалась Олеся.
- Не слушает, - грустно согласился он. – Не знаю я как правильно ей пользоваться.
- Ежели не знаешь, ты спытай у кого нибудь. – Посоветовала девушка. – Мир не без добрых людей. Дай бог научат….
- А ведь точно! – Хлопнул себя по лбу Вовка. - Как я сразу не сообразил! Аппаратов полно, значит, основная масса населения пользоваться ими умеет. Надо просто спросить! Молодец Олеся!
Вовка хищно оглянулся, выискивая к кому обратиться с необычной просьбой. Народу по проспекту шло довольно много, и выбрать кого-то конкретного было не легко. Недолго поглазев на прохожих, Вовка решил обратиться к мальчишке, лет десяти, не спешно идущего куда-то по своим делам. Чистенький, аккуратненький, в больших, круглых очках, он нёс в руках небольшой пакет с высовывающимся из него, длинным батоном. Когда мальчик поравнялся с ними, Вовка шагнул ему на встречу и спросил.
- Мальчик, ты не мог бы нам помочь?
Подозрительно посмотрев на здоровенного дядьку заступившему ему дорогу, парнишка отступил на шаг в сторону.
- Мне мама не разрешает с незнакомыми людьми разговаривать.
- Почему? – Удивился Вовка.
- Потому, - назидательно ответил мальчишка, - что это опасно. Меня могут украсть, а потом требовать выкуп.
- Правда? – Ещё больше удивился Вовка. – Это же ужасно! Это же хуже чем разбой, это же…. – Он замолчал, подыскивая подходящее слово.
- Киндепинг. – Подсказал мальчик.
Стоявшая чуть в стороне, но прекрасно всё слышавшая Олеся, испуганно перекрестилась. – Свят, свят, свят…. Ужасть какой! - Потом подошла к ним и присев на корточки, обратилась к парнишке. – Ты отрок, нас не бойся. Мы же не тати какие, чтоб лишать мать ея дитяти! Нам самим помощь нужна.
- Какая, такая помощь. – всё так же подозрительно поинтересовался он. – Вы же взрослые!
- Понимаешь, - начала объяснять Олеся. – Мы приехали сильно из далече и многого в вашей жизни не умеем и не понимаем. Знакомых у нас в вашем граде нет….
- А-а-а, - догадался пацан, - вы из тайги! Лыковы! Ты Агафья, а он Дмитрий. Я про вас читал!
Не понимая, про что говорит отрок, Олеся вопросительно глянула на Вовку. Тот сразу же мелко закивал.
- Лыковы, Лыковы. Так ты нам поможешь?
- Если это в моих силах. – Серьёзно ответил очкарик.- Что вы хотите?
Понимаешь, - начал объяснять Вовка, - нам надо связаться с одним человеком по телефону, а мы не умеем им пользоваться. Ты нам не покажешь, как это делать?
- Конечно, покажу. – Легко согласился парнишка. – Вы же дикие….
Он подошёл к аппарату и приказал. – Дяденька, подними меня.
Вовка с готовностью схватил мальчишку и поднял над головой.
- Да не так высоко! Мне же не в космос надо, а просто карточку вставить!
Вовка опустил парнишку на уровень груди. Вставив карточку, тот нажал несколько кнопок, потом скомандовал снова.
- Давайте номер, куда звонить хотели.
Вовка выдернул из кармана газету и ткнув пальцем в один из номеров, подал её мальчишке.
- Вы жильё ищите? – На всякий случай уточнил тот.
Вовка кивнул. Парнишка взял трубку и набрал номер.
- Прикрыв микрофон рукой, он предложил.- Давайте я сам поговорю, а то вас разведут как лохов.
Вовка снова кивнул. В трубке что-то щёлкнуло, и глубокий, женский голос вопросительно произнёс – Алло…?
Парнишка максимально понизил голос. – Здравствуйте. Я по объявлению….
Поговорив с минуту, он слез с рук и сказал.
- Ждите. Сейчас подъедет вишнёвая «жучка», вас увезут прямо на квартиру. Надеюсь, деньги у вас есть?
- Финансовую проблему мы решим, - заверил его Вовка, - а жучка, это что, ездовая собака?
- Темнота! Жучка, это машина! – Пояснил парнишка, стукнув себя несколько раз указательным пальцем по лбу. – Понятно?
- Понятно. Спасибо тебе отрок. – Поблагодарила Олеся.
- Пожалуйста. – Ответил тот, пожимая плечами. - Всё? Я пошёл?
- Конечно, конечно, иди…
Мальчишка повернулся и независимо шмыгнув носом, направился по своим делам. Минуты через три-четыре, у гратуара притормозила вишневая легковушка. Из окна показалось миловидное личико женщины бальзаковского возраста.
- Граждане! – Окликнула она стоящую в растерянности пару. – Насчёт жилья, вы интересовались?
- Мы…
Внимательно осмотрев их обоих, дама попыталась прикинуть уровень их благосостояния, но кроме большого роста, ни чем особенным парочка не выделялась. Привыкшая судить о людях по одежде, она немного растерялась. Одежда на обоих была достаточно новая, но на столько нейтральная по фасону и по цветовому решению, что это запросто могли быть, и деревенские олухи, и блатные, и заезжие миллионеры. Увидев в руке у мужчины, чемоданчик, напоминающий новейший ноутбук, она успокоилась. Иметь такую штуку, могут только состоятельные люди. Следовательно, с финансами у них всё в порядке, а остальное её не касается.
- Садитесь. Поедем смотреть квартиру. – Пригласила она
Вова с Олесей забрались на заднее сидение автомобиля. Машина тронулась.
- У меня два вопроса. – Заговорила женщина, перестраиваясь во второй ряд. – На какое время будете арендовать жильё, и какого класса апартаменты необходимы?
Вова прикинул в уме, сколько времени обычно Кент висит в глюке.
- Думаю, дня три-четыре. Неделя максимум.
- Ясно. – Ответила водитель. – Без проблем. Уровень?
- Царские палаты нам не нужны. – Объяснил Вовка. – Небольшое, уютное гнёздышко, с набором стандартных удобств, нас вполне устроит.
Женщина кивнула, принимая ответ. Проехав несколько кварталов, они вкатили в небольшой, аккуратный дворик, раскинувшийся перед четырёхэтажным домом, сталинской застройки. Поднявшись на третий этаж, женщина открыла чёрные, металлические двери и впустила их внутрь. Их взору предстала просторная однокомнатная квартира с большой кухней и минимумом мебели. В комнате стоял не новый диван, внешне, вполне крепкий и добротный. Полупустой сервант, и пара шкафов. По углам ютились два низеньких кресла, да перед окном, стоял раздвинутый стол-книжка. На кухне кроме электроплиты и холодильника, стоял маленький кухонный столик, висел настенный шкаф, и стояло две табуретки. Санузел был совместный, но солидных размеров.
- Устраивает? – Поинтересовалась хозяйка квартиры.
- Вполне.- Кивнул Вовка.
- Тогда поговорим об оплате, - предложила женщина.
- Хорошо, - согласился Вовка и поинтересовался. – У вас здесь золото цениться?
- Ценится, а что? – Насторожилась хозяйка.
- Олеся,- попросил Вовка, - сними браслетку.
Олеся послушно сняла с правой руки золотое украшение, протягивая его мужчине. Вовка передал браслет женщине.
- Вы не могли бы оказать нам услугу? – Заметив настороженный взгляд, добавил, - За приличное вознаграждение конечно. Это золото высшей пробы. Не согласитесь ли вы обменять его на наличные?
- А почему вы сами не хотите этого сделать? Он, что ворованный? – Подозрительно спросила та.
- Нет! Конечно же нет! – Искренно возразил Вова. Просто мы первый раз в вашем городе и совершенно не представляем, где можно произвести такую операцию. К тому же, мы всю ночь не спали, и искать, где продать вещицу, чрезмерно утомительно. Гораздо проще, поручить это дело местному жителю, хорошо знающему город. Разве не так?
- Так. – Согласилась она, пристально разглядывая узор. Никогда ещё, за всю свою бурную жизнь, она не видела, столь богатого и столь необычного браслета. Витиевато переплетающиеся веточки и змейки на узоре, создавали полную иллюзию беспрерывного движения, не смотря на то, что оставались, совершенно неподвижны! Благодаря филигранной технике исполнения, вещь, в глазах профессионала, приобретала уникальную, редкостную ценность. Чувствуя запах больших денег, женщина уточнила.
- Что конкретно мне надо сделать?
Вовка скинул стяженный сюртук. – Продайте это, или заложите. Надеюсь, здесь получится достаточно большая сумма. Из тех денег, что вы выручите, заберёте, сколько считаете нужным за квартиру, естественно, свои комиссионные, а остатки принесите нам. Если сумма нас устроит, мы предложим вам ещё одну вещичку.
Понимая, что эти двое не представляют, истинной ценности вещи, хозяйка кивнула.- Лады. Это не в моих правилах, но …, только из уважения к вам.
- Вот и прекрасно. – Подвёл итог Вовка. – Сколько времени вам понадобиться?
- Часов пять-шесть….
- Замечательно. - Ответил Вовка, зевая - Нам как раз надо отдохнуть с дороги. Несколько часов спокойного сна, будут далеко не лишними….
Хозяйка отдала им один комплект ключей и ушла. Закрыв за ней двери, Вовка, первым делом, затолкал Кента в щель между антресолями и потолком. Потом, пошарил по шкафам, нашёл пару простыней, пару подушек и тонкое одеяло. Кое-как, расправив диван, они скинули с себя тёплую одежду и, бросив на диван пару подушек, улеглись отдыхать. Вовка лёг к стенке и блаженно закрыл глаза.
- Володимир, – услышал он знакомый голос. – Как ты думаешь, у них тут Чеки нету?
- Нету. – Сонно ответил Вовка. – Спи, давай, кто знает, когда ещё удастся отдохнуть в человеческих условиях….
Олеся поворочалась немного и, устроившись более комфортно, зевнула.
- И то, правда….
Через несколько минут они уже крепко спали, тесно прижавшись, друг к другу…
… Сквозь сон, Вовка почувствовал, что его трясут, и одновременно услышал заливистую трель звонка.
- Сейчас…, уже встаю! – Крикнул он неведомому визитёру, поднимаясь с дивана и на ходу протирая глаза. Щелкнув замком, он приоткрыл дверь, недовольно ворча. – Кого ещё принесло? Отдохнуть, как следует, не дают….
За дверями стояла хозяйка, сдавшая им квартиру.
- Извините за беспокойство. – Попросила она, проходя на кухню. – Я выполнила вашу просьбу.
Вовка глянул на висящие над плитой часы. Половина шестого. Шесть часов им поспать всё же удалось. Сонно глядя на гостью, он спросил.
- Ну, и…?
Женщина вытащила из сумочки пачку долларов и подала её Вовке.
- Здесь десять тысяч баксов. – Осторожно произнесла она. – Вас устраивает?
Вовка взял деньги, посмотрел на них и удивлённо произнёс. – Какие же это баксы? Это же доллары!
- Конечно, доллары – Тут же согласилась собеседница. - Простите великодушно за жаргонное выражение…. Так вас устраивает такая сумма?
- Да мне, собственно по барабану. Сколько есть, столько и ладно….– Честно ответил он. – У меня вопрос.
- Слушаю вас. – Поняв, что денег с неё эти сумасшедшие миллионеры не больше не просят и оставшиеся сорок пять тысяч зелёных она может прикарманить, женщина обрадовано вздохнула и преданно уставилась на Вовку.
- У вас в городе, что, только американские деньги в ходу?- Поинтересовался он.
- Что вы! Нет, конечно! – Улыбнулась женщина и пояснила – В обычной жизни, в обиходе рубли. Просто крупные суммы проще перевозить в валюте. Удобнее и места меньше занимает.
- Ага…. – Вовка почесал затылок, - а это, - он кивнул на лежавшую, на столе пачку, крупная сумма?
- В общем, да…- Немного растерявшись, ответила она. – Это, примерно годовой доход прилично зарабатывающего человека. Очень прилично зарабатывающего…. Вы не беспокойтесь,- сообразила она, что беспокоит клиента, - у нас в любом магазине с удовольствием берут валюту! Так что проблем с покупками у вас не будет! Вам посчитают по текущему курсу и всё.
- И какой у вас курс? – Поинтересовался Вовка. До сих пор не понимающий какой суммой реально, он располагает.
- Примерно один к тридцати. – Пожав плечами, ответила хозяйка.
- Один к тридцати, чего к чему?
- Шутить изволите? – Она игриво улыбнулась. – Конечно, доллар к рублю!
- За один доллар, тридцать рублей? – Переспросил он, и расстроено покачал головой – Да-а…, а были времена когда рубль в большой цене был….
- Были, - притворно сокрушилась собеседница. – Ну, вы живите здесь спокойно ещё неделю. В конце срока я заскочу, если понравится, может, ещё останетесь?
- Посмотрим, - рассеянно ответил Вовка, в уме переводя доллары в рубли и прикидывая примерный уровень местных цен. Сумма получалась очень даже внушительная. По сути, можно себя ни в чём не ограничивать! Можно, на Олесю произвести впечатление, своей щедростью и богатством, раз уж больше ни чем не получается….
- Если вопросов больше нет, я пойду? – Перебила его размышления хозяйка.
- Да, да…, идите, конечно. - Ответил он, поднимаясь с табуретки. – До встречи в конце недели.
Женщина попрощалась и ушла. Он запер дверь и вернулся в комнату. Олеся уже убрала подушки и сидела на диване, сложив руки на коленях.
- Володимир, - обратилась она к нему. – Пора о пропитании подумать. Почитай, чуть не сутки не емши!
- Не волнуйся, женщина. – Дурашливо задрав нос, с пафосом ответил Вовка. – Я не позволю тебе умереть с голоду. Одевайся. Мы идём скупать все близлежащие магазины! Сегодня я богат как десять тысяч князей!
-Ты раздобыл денег?! - Обрадовалась она. - Пошли тогда скорее. Снеди запастись надо, да и кое-что, из утвари не помешало бы…
- Собирайся, с этой минуты, твоё дело решать, что нам нужно для комфортного житья, а моё дело всё это оплачивать!
Накинув на себя свои теплые куртки, парочка направилась в свой первый поход по магазинам. Первым делом, они пошли в самый большой, стоящий на их улице гастроном. В магазине, дурманящие ароматы стряпни, смешивались с тонкими ароматами сыра и терпким запахом рыбных копчёностей. Сглотнув, неожиданно наполнившую рот слюну, Вовка прошёл в торец магазина, где немногочисленные посетители, подкреплялись небольшими порциями салата или просто дожидались кого-то, коротая время за чашечкой кофе.
- Что для вас? – Поинтересовалась продавщица, глядя на замершую у витрины парочку.
- Мне вот это, это,- начал заказывать Вова , тыча пальцем в блюда с салатами и заливным, а ещё это и это. Бутылочку пива, и вот то пирожное. – Повернувшись к девушке, он спросил. – Олеся, тебе что взять?
Девушка растерянно посмотрела на изобилие кричащее с прилавка и пожала плечами.
- Я не знаю…. Я никогда такой красоты не едала….
- Девушка! – Обратился Вовка к продавщице. – Всё что я заказал повторить ещё раз. Скажите, а горячего у вас ничего нет?
- Почему нет? – Удивилась продавщица, кивнув на подставку с меню - Пельмени есть. Вот же написано.
- Тогда ещё два раза по две порции, и сок. Один апельсиновый, один вишнёвый и один виноградный.
Продавщица кивнула и, постучав по клавишам калькулятора, назвала сумму. Вовка протянул стодолларовую бумажку. Женщина взяла банкноту, пропустила её через какой то аппарат и подала несколько бумажек сдачи.
- Пельмени будут готовы через несколько минут. – Предупредила она. – Подождите немного.
Вовка кивнул, и она стала выставлять на прилавок всё, что он заказал раньше. Облюбовав угловой столик, Олеся стала переносить на него еду, а Вовка напитки. Пока они ходили туда-сюда, подоспело и горячее. Кое-как разместив на маленьком столике полтора десятка одноразовых тарелочек, парочка уселась на пластмассовые стулья и принялась за еду. Вовка складывал в рот всё подряд, не разбирая, мясное это, рыбное, салат или вовсе, пирожное. Олеся наоборот, сначала пробовала маленький кусочек, восхищённо чмокала и лишь, потом съедала всё без остатка. Когда полных тарелочек на столе сильно поубавилось, Вовка принялся за пиво. Олеся, попробовала несколько напитков, наугад купленных её кавалером и остановилась на том же янтарном напитке, что и Вовка. Вкус его был непривычен, для неё, он приятно холодил горло, забавно пощипывал в носу и слегка кружил голову. Усмирив голодного джина под названием желудок, они встали из-за стола, и умиротворённо выдохнув, пошли в торговый зал. Уставленный множеством стеллажей, полок и холодильников с прозрачными дверками, он создавал иллюзию абсолютного изобилия. Взяв самую большую тележку, они погрузились в мир продуктов и полуфабрикатов. Олеся в первую очередь направилась к полкам с крупами. К выбору продуктов, девушка отнеслась очень ответственно. Она тщательно осматривала каждый пакет, медленно, шевеля губами от усердия, читала всё на нём написанное и только после этого, кидала пакет в тележку или ставила обратно на полку. Взяв по паре пакетов гречи, пшена, риса и гороха, она с любопытством стала рассматривать пакеты с разного вида спагетти. Быстро прочитав способ приготовления, Вовка не спрашивая, бросил в тележку несколько разновидностей этого продукта. За тем последовал отдел мясопродуктов, где улыбчивая девчонка-продавец, отвесила и упаковала им несколько палок разного сорта копчёных колбас. Помимо колбас, они прихватили по солидному куску корейки, шинки и рулета из молодого поросёнка. Проходя мимо стеклянного холодильника, Олеся прочитала на упаковке знакомое название «молоко» и захотела взять пару пакетов с собой. Открыв холодильник и почувствовав идущий оттуда холод, она гордо заявила.
- А я знаю, что за белая штуковина стоит на кухне! Это домашний ледник! Только, не прозрачный
- Голова, неужто сама догадалась? – Не поверил Вовка
- Вот те крест, сама! – Перекрестилась девушка.
- Ты, Олеся, того, - предупредил её Вовка, - крестами не разбрасывайся, чай не в церкви….
Когда к набранным уже продуктам добавилось масло, сало, рыба горячего и холодного копчения, мука, сахар, чаи, пиво, минералка, сгущёнка, тушёнка и консервированные грибы, Вовка осторожно предупредил девушку.
- Олеся, ты не набирай чересчур много. Зачем нам столько еды дома хранить?
- Как же без припасу? - Изумилась она.
- Да мы в любое время, можем прийти сюда и взять, что надо!
- Всё равно! Припасу быть должно! – Упрямо повторила девушка.
- Хорошо, хорошо. Только подумай сама, как мы это всё до дому дотащим? Зачем нам пять пакетов муки? Это десять килограмм! Мы же не зимовать здесь собрались! Как только Кент оклемается, сразу в путь, к родному дому.
Олеся недовольно поморщилась, но три пакета позволила убрать назад на полку. Перед самым выходом они наткнулись на хлебный отдел. Прихватив ещё каравай чёрного хлеба и несколько сладких булочек, они, наконец, подошли к кассе. Когда Вовка расплатился с изумлённой обилием покупок кассиршей, вдруг выяснилось, что им некуда это всё сложить. Хорошо, что прямо на кассе можно было купить разного вида и размера кульки и пакеты. Кое-как растолкав продукты по семи пакетам, и увешанные ими как новогодние ёлки, они медленно но верно, двинулись домой Хорошо, что идти было не далеко, иначе взмокший и раздражённый Вовка, выбросил бы половину покупок ещё на первой трети пути. Только вид упрямо прущей «припас», Олеси, не позволил ему плюнуть на эту возможность и закусив губу, волочить ненавистные, но столь необходимые продукты дальше. Зайдя в квартиру, они опустили пакеты на пол и почти без сил присели рядом с ними.
- Уф-ф…, - тяжело выдохнул Вовка, - на сегодня всё. На улице темнеет, давай до утра больше ни куда не пойдём?
- А горшки-чугунки как же? – Жалобно спросила Олеся.
- Обойдёмся. – Махнул рукой Вовка.- Как говориться: «Не до жиру, быть бы живу». Я в прошлую ночь нагулялся. Время, девятый час, мы с тобой чуть не два часа в магазине проторчали! В нормальных семьях, люди в это время ужинают и готовятся ко сну!
Вспомнив вчерашнюю ночь, Олеся тоже решила не рисковать, а лучше заняться сортировкой и укладкой купленного и наведением порядка на кухне. Оставив девушку осваивать кухню, Вовка вытянулся на диване и, закрыв глаза, бездумно уставился в потолок. Ноги и спина приятно зудели от перенапряжения. Он с удивлением отметил, что физические нагрузки, не подкреплённые мышечными стимуляторами, способны приносить какое-то не знакомое ему садомазохистское удовлетворение. Вовке было немного стыдно за то, что девушка, тащившая груз на равнее с ним, сейчас продолжает работать, а он, здоровенный мужик, валяется на диване. Но, не смотря на некоторый душевный дискомфорт, он продолжал лежать и делать вид, что всё происходящее на кухне его не касается. В конце концов, он мужчина, самец! Его дело выследить и завалить зверя, и пусть в данном случае, в роли зверя выступили деньги, это не суть важно. Важно другое, он свою работу сделал. Всё остальное, не его проблемы. В первобытных племенах, например, охотники, возвратившись с удачной охоты, просто объясняли женщинам, где лежит туша убитого зверя, и не снисходили до банального перетаскивания тяжестей! А он, образно выражаясь, даже донёс часть «туши» домой! Он и так сделал больше чем положено настоящему мужчине! Какие могут быть претензии? Успокоив начинающую подавать голос совесть, Вовка мужественно игнорировал возню на кухне, но спокойно лежать всё равно не мог. Когда, закончив приборку и распределение продуктов, Олеся вошла в комнату, он сидел за столом, и глубокомысленно глядя внутрь Кента, жал на разные кнопки. Естественно, Кент ни как не реагировал, но иллюзия необходимой и важной деятельности была создана. Олеся, в первое мгновение хотевшая что-то сказать, смиренно присела на диван и терпеливо стала дожидаться, когда Вовка закончит свои мудрёные дела и обратит внимание на неё. Повозившись с кнопками ещё несколько минут, Он, наконец, соизволил оторваться от работы. Захлопнув крышку, он снова затолкал Кента на антресоли и присел рядом с девушкой.
- Рановато ещё, - загадочно произнёс он. – Интегральные схемы ещё не обнулились, да и зарядка маловата….
Ни чего не понимающая Олеся, сочувственно посмотрела на его удручённое выражение лица и жалобно спросила.
- Тяжело, да?
- Ещё бы, - устало ответил он, - это тебе не мешки таскать. Здесь думать надо! Поняла?
- Поняла. – Послушно кивнула девушка. – Может тебе поспать, или поесть?
- Не-е…, - протянул Вовка, - ни спать, ни есть я не хочу. Разве что ванну принять….
- Ванну принять? – Не поняла Олеся. – Это что, выпить её что ли? Или как?
- Конечно, или как! – Улыбнулся Вовка. – Темнота! Принять ванну, означает, просто в ней помыться! Поняла?
- Поняла. – Кивнула девушка. – Зело странно это….
- Что здесь странного? – Не понял Вовка.
- Конечно, странно! Сам посуди. Принять можно подарок, или постриг, или пищу. Причём тут ванна?
- Действительно, не причём. – Ответил Вовка, озадаченный необычным видением проблемы. – Но у нас принято выражаться именно так. Я не могу сразу объяснить, почему, но это свершившийся факт!
- Ты не серчай, Володимир, - тихо попросила девушка. – Буде обсказал бы мне, про своё время, так аз може и глупостей всяких по менее говорила….
- Конечно, расскажу! – Легко согласился он. - Раньше, всё как-то не до этого было. Сама знаешь, то немца били, то от Че-Ка спасались. В этом времени, вроде поспокойнее будет. Мы на свободе, ни кто за нами не гонится, крыша над головой есть. Сейчас, приму ванну и поговорим. Ночь длинная, а заняться всё равно нечем….
Конечно, произнося последнюю фразу, Вовка немного лукавил. Он то точно знал, чем можно заняться в отдельной комнате, ночью, двум дружелюбно настроенным разнополым особям, но, увы…. Мораль двенадцатого века, тяжело вписывалась в рамки свободных нравов будущего. Конфликт этических понятий, неуважение к принципам поведения и кругу интересов любой из сторон, легко мог разрушить хрупкое влечение нарождающихся чувств. Поэтому, он только проникновенно посмотрел на девушку и пошёл в ванную комнату.
Через полчаса, распаренный и разомлевший, он не надевая рубашки, блаженно вытянулся на диване. Олеся, подобрав ноги, забралась в кресло напротив него, вопросительно глядя на довольного напарника. Тот, млея от ощущения чистоты во всём теле, закинул руки за голову и начал рассказывать.
- В моём времени, жить легко и просто. У нас, каждый гражданин планеты, достигнув совершеннолетия, в обязательном порядке получает в своё распоряжение дом и Кента. К этим двум вещам, прилагается материальное пожизненное обеспечение, правда минимальное, но этого вполне достаточно, что бы начать жить самостоятельно. Если тебе хочется иметь, что-то сверх минималки, ты должен подать заявку на рабочее место. Когда тебе подберут устраивающую тебя работу, начинается жизнь полноценного члена общества. У тебя появляются обязанности, которые ты должен выполнять до тех пор, пока тебе не надоест или ты решишь, что дополнительные деньги тебе не нужны. В этом случае, жмёшь кнопку отказа и остаешься дома. Как ты уже знаешь, Кента можно использовать как транспортное средство, для передвижения на небольшие расстояния, как мини лабораторию, или как квази живое существо любой формы и пола, для…, - Вовка запнулся, но быстро нашёлся, - для совместного проведения досуга
Олеся кивнула и попросила.- Ты про дом свой расскажи. Каков он? Подобен он купеческому подворью, или стоят у тебя палаты каменные? Каково хозяйство твоё? Есть ли кони? Какого припасу держишь и сколько?
- Понимаешь, - улыбаясь, отвечал он. - У нас всё по-другому. Мне не надо держать ни коней, ни припас, и дом у меня не деревянный и не каменный. Внешне, он напоминает мыльный пузырь, только с очень крепкими стенками. Внутри этого «пузыря», расположены несколько комнат.
- Каких?
- Ну, я не знаю… Спальня там, кухня, кладовка, душ, ещё что-то.... Каждый сам решает какие комнаты ему нужны и где. Главное, если у тебя нет источников дополнительного дохода, общая жилая площадь твоего дома, не должна превышать тысячи кубических метров.
- Тысячи метров, - заворожено произнесла девушка. – Так много?
- Я бы так не сказал. – Пожал плечами Вовка. – Тысяча, это всего лишь куб, со стороной десять метров, Только-только, чтобы более-менее комфортно чувствовать себя в замкнутом пространстве.
Олеся представив себе, квадратный мыльный пузырь таких размеров, – укоризненно покачала головой. - Если у каждого такой домина, то, как вы на земле-матушке помещаетесь?
Наши дома не стоят на земле. – Успокоил её Вовка. – Они висят на орбите
- Где висят? – не поняла она.
- На орбите. – Терпеливо повторил он. – В космосе. – Видя, что она всё равно не поняла, объяснил иначе. – В месте, что выше неба.
- Выше которого неба? – Не отставала Олеся.
- В каком смысле, которого?- Не понял Вовка.
- Известно, в каком! По счёту конечно! – Понимая, что Вовка не разумеет о чём речь, снисходительно объяснила. - У нас даже отроки неразумные знают, что небес девять. По одному, тучи ходят, по другому солнышко. На седьмом небе, остров Буян, с прародителями всех растений и животных и райскими кущами.
- А на девятом, что? – Полюбопытствовал Вовка, ни когда раньше не знавший о таком количестве небес.
- Понятно что! Бог живёт! Что же ещё-то?
- Ага, - продолжил он слегка иронизируя, - а на восьмом, значит ангелы с апостолами?
- Вот видишь, знаешь же! – Она сердито надула губки. – Почто тогда, смеешься на до мной? Думаешь, я совсем дурочка?
- Нет, конечно! – Заверил её Вовка. Прости великодушно, если обидел ненароком. Просто хотел поточнее сформулировать ответ относительно неба, вот и всё.
Олеся перестала дуться и с любопытством глянула на Вовку.- И что?
- Наши дома висят над тем небом, по которому тучи ходят. На том небе, где солнышко с луной живут.
- Да неужто? – Удивилась девушка. - Нешто так велик стал человек, что смог на небеса подняться?
- Смог-смог, - заверил её Вовка. – Мы всю землю, назад, животным отдали. Оставили себе несколько небольших участков, для учебных заведений и культурного досуга, а всё остальное, в полном их распоряжении! Ни кто их не трогает, не беспокоит, живи себе и радуйся!
-Зело обильны тогда эти леса зверем, да птицей. – Вслух подумала Олеся. - Богатая должно быть, в них охота!
- Что ты?! Какая охота?! – Замахал на неё руками Вовка. – Мы животных не убиваем! Это же варварство! И растений мы не трогаем! Природа, это колыбель человечества, мать, нас породившая! Как можно ей урон чинить?
- Это, конечно, правильно. – Согласилась девушка. – Но человек не может жить без пищи! Вы же должны, что-то есть!
- С этим у нас просто. – Заверил её Вовка. - Синтез пищевых продуктов, решил эту проблему, раз и навсегда. У нас каждый дом оборудован пищевым синтезатором. Немного бактерий, немного тепла, немного концентрата и всё. Едой ты обеспечена. По крайней мере, двенадцать различных блюд на выбор, ежедневно. Перекинешь пару червонцев на счёт продовольственной компании, и у тебя выбор уже не из двенадцати, а из двадцати двух блюд, и на целую неделю! Хочешь ещё больше разнообразить пищу, переводи денежки, и всё у тебя будет! Как видишь ни какой охоты, ни каких убийств.
- А одежда? А утварь домашняя как? Тоже из ентих бахтерии и концейтрасов? – Полюбопытствовала она.
- С этой отраслью, я не сильно знаком…. – Признался Вовка. – По моему, одежда, мебель и всё прочее, делается из различных пластмасс и полимеров. С их помощью, можно придать
материалу все необходимые свойства. Синтезируются они все из космической пыли, так что старушка земля может спокойно жить своей жизнью.
- Ежли делают это всё таким необычным способом, зело дорого должно быть, изделия сии…. – Покачала головой Олеся. – Это ж пока столько пыли насбираешь, не одна седьмица пройдёт!
- Насчёт пыли не скажу, не знаю точно. Но в комплекте с каждым домом идёт стандартный набор мебели и одежды. Пять-шесть костюмов на разные случаи, голограф, виртуальный зал, ну и всякая ерунда, типа дивана стола и прочего. Если захочешь, что-то поменять, или взять дополнительно, связываешься с всемирной службой проката. За небольшую сумму, можно приобрести на некоторое время, эксклюзивный костюм, танцевальную площадку, для вечеринки, бассейн, или ещё что нибудь….Но за всё не входящее в домашний набор, увы, надо платить. А это значит, ты ложен работать. Двадцать часов в неделю! Представляешь? Да ещё с обязательным отбыванием на рабочем месте! Ужас! Но ни чего не поделаешь, таковы законы выживания в нашем мире.
- Володимир, а ежли к примеру ребёнок сирота, ему тоже дом дают? – Немного подумав, поинтересовалась Олеся.
- Конечно! Он же тоже человек! – Заверил её Вовка.
- Значит, и мне дадут? – Совсем тихо спросила она. – Я же чужая….
- Ну и что, что чужая? – Не понял он. - Ты же член общества, с равными правами и возможностями. Обязаны дать!
- Дай бог, дай бог…. – Задумчиво сказала она.
- Бог здесь ни причём! – Заверил её Вовка. – Понимаешь, не обеспеченный материально, хотя бы по минимуму, индивид, социально опасен для общества. Доведённый своим положением до отчаяния, он способен принести ему гораздо больший урон, чем все затраты на его содержание. Разум такого человека, помутнённый нестерпимыми чувствами животного порядка, вполне может переключиться на инстинктивные действия, не входящие в рамки разумного поведения! Такая личность может начать добывать пищу в естественной среде обитания и тем самым, нарушить экологический баланс данного региона! Что бы выжить, он начнёт срывать плоды с растений, ломать ветки для костра или даже убьёт животное!
- Но мы же всю жизнь так делаем! – Удивилась девушка. – Это нормальный, естественный ход жизни!
- Естественный, да! – Согласился Вовка. - Но насчёт нормального, это вряд ли! Любое действие, которое несёт гибель живому существу, для человека, аморальна! Мы владыки планеты и наша мощь, настолько велика, что легко может разрушить всё нас окружающее. Нам, единственным из всех живых существ, дан великий дар разума, поэтому мы не имеем право на жестокость и насилие по отношению к природе!
- Но ты же сам рубил дрова для костра! Ты ел зёрна растений и мясо убитых животных! – Возмутилась Олеся. – Как, после этого, ты можешь укорять нас?
- Я и не думал винить вас в вашем образе жизни! Для своего времени, вы жили по единственно верным правилам и законам, попав в ваш мир, я тоже, стал жить по ним! Это естественно! Просто мы, в двадцать пятом веке, поняли, что утоление физиологических потребностей человеческого организма, таких как голод, жажда, информационная независимость, так же естественно для него, как и оправление естественных надобностей. И мы сумели предоставить человеку это самое необходимое, поняла?
- Не очень…
- Всё очень просто. Обществу выгоднее предоставить тебе стандартный набор удобств и возможностей и содержать тебя до самой смерти, чем позволить тебе действовать самостоятельно, не согласуя свои действия с остальными. Знаешь, какие основные постулаты, на которых держится стабильность и процветание полиархического общества?
- Нет.
- Так слушай и запоминай. Первое: Каждый человек изначально свободен, самодостаточен и независим. Второе: Не делай другому то, что не хочешь, что бы делали тебе. Третье: Живи так, как тебе хочется, но, при этом, не мешай жить другим. Если ты в состоянии соблюдать эти правила, то автоматически становишься равноправным членом общества, не зависимо от расы, пола, цвета кожи, веры, политических убеждений и половой ориентации!
Олеся задумалась. Через несколько минут ерзанья в кресле и нервного покусывания ногтей, она неуверенно произнесла. - Воподимир, может, я чего-то не понимаю, но мы же там, - она неопределённо кивнула головой - у себя, так и жили….
- Вот и прекрасно! Значит в нашем обществе, тебе будет легко и комфортно. Я рад за тебя!
- Спасибо. – Растерянно поблагодарила она.
- Не стоит благодарности. – Махнул рукой он.
Пока они разговаривали, за окнами окончательно стемнело. Из окна их квартиры открывался симпатичный пейзаж эпохи развитой урбанизации. Подошедшая задёрнуть шторы, Олеся, невольно залюбовалась многоцветием горящих окон,, бегущими огнями рекламного панно ближайшего гастронома и загадочной игрой фар, уезжающих в никуда, машин.
- Лепота какая. – Восхитилась она необычной картиной. – Зело богаты стали человецы. Свечи небось не дёшевы, а они их вон как жгут! Не жалеючи!
Вовка подошёл к окну. Несколько минут, они вдвоём смотрели на игру света. Вовку, привыкшему к далёкому свету звёзд, или ослепляющей лавине солнца, тоже захватила необычная картина смешения световых пятен и полутонов. С трудом оторвавшись от этого занятия, он весело предложил.
- Раз все, как ты говоришь, свечи жгут нещадно, давай и мы присоединимся…
- Да мы же вроде свечей то, как раз и не купили….
- А нам и не надо! – Оптимистично заявил Вовка. – Смотри! - Он щёлкнул выключателем
Под потолком вспыхнула небольшая люстра. Олеся удивлённо посмотрела на свет
- Ты почто меня обманываешь? Там же не свечи горят, а это… - Она наморщила лоб, вспоминая незнакомое слово.- Элехтричество!
- Откуда ты про электричество узнала? - Удивился Вовка.- Я же тебе не рассказывал!
- Конечно, не рассказывал. Хотя я и спрашивала. – Укорила его девушка. – Тебе все недосуг было. Это мне женщины в Че-Ка рассказали. Барышни там зело грамотные, а вечера в неволе долгие, вот и учили меня помаленьку….
- И многому научили? – Полюбопытствовал он.
- Всей мудрости взять я не смогла, - ответила она гордо, - но переняла преизрядно!
- Интересно послушать, как они сумели тебе электричество объяснить?
- А смеяться не станешь? – Недоверчиво глянула она на него.
- Не буду! Честное слово! – Он даже перекрестился.
- Ну, слушай. Элехтричество, это просто. Оно похоже на воду, течёт себе незаметно внутри тоненьких трубочек, которые называются проводами. Эта вода течёт очень быстро, будто на стремнине и вся поверхность её забита малюсенькими лодочками. В каждой лодочке, сидит маленький человечек с факелом. Когда человечки выплывают из тёмного туннеля в прозрачную лампочку, свет от их факелов вырывается наружу и становится светло. Вот.
- Оригинально, но вполне понятно. – Согласился Вовка. - Ты молодец, способная.
Олеся зарделась от похвалы. – Да ну тебя! Сказывай лучше дальше, про жизнь свою в двадцать пятом веке…
- Да что рассказывать то?
- Сказывай как живёшь, какое дело смекаешь? Есть ли у тебя друзья? Може и полюбовницы к тебе ходят? - Подозрительно глядя на него, поинтересовалась она.
- Какие полюбовницы! – Замахал руками Вовка. – Откуда? Не любит меня слабый пол. Я уж и так и этак, а всё равно, дальше разговоров дело не идёт. Так и живу один…. Вот Тимоха, другое дело! Он по сравнению со мной, просто Казанова необъезженный! Жеребец!
- Тимоха, это кто? – Спросила девушка.
- Да друг у меня там остался. Хороший парень. Весёлый и выпить не дурак. Мы с ним частенько после работы в кабак заваливали. Примем, бывало на грудь, грамм по семьсот-восемьсот и говорим о чём нибудь высоком. О душе, о мире, о счастье людском. Как его достичь поскорее, да чтоб не отдельно, каждому, как у американцев в двадцатом веке, а всем и сразу! Интересные мысли рождаются в состоянии изменённого сознания, только жалко, на утро, голова болит, и вспомнить не можешь, чего такого умного наговорил вчера вечером…. Понимаешь, что обидно, в кабаке, всё же просто и понятно выглядит. Кажется, допьёшь последний бокал и иди, делай всех счастливыми, но всегда найдётся повод выпить ещё один, потом ещё…. Так вот все стремления и тонут в несбыточных мечтах да потугах к добрым намерениям, а счастье, как было где-то далеко так там и остаётся.
- Эх, мужики, мужики, - укоризненно вздохнула Олеся. – Живёте на небесах, и машины вам служат и эти…, големы-андроиды, а главного не поняли.
- Чего такого мы не поняли? - Удивился Вовка.
- Да того, - ответила она, - что счастие людское вокруг вас разбросано! Вы же, словно котята слепые, тычетесь в него мордочками своими, а разуметь не можете, что это оно и есть!
- Мы, значит, слепые, а ты выходит, зрячая? – Усмехнулся Вовка.
- Да! – Искренно ответила Олеся.
- Почему это ты его видишь, а мы нет? Что в тебе такого особенного?
- Я женщина. – Гордо заявила она. - Только нам бог дал талант видеть осколки всеобщего счастия и собирать его для всего человечества!
Вовка огорошено замолчал. Не первый раз уже, Олеся ставила его в тупик своими неожиданными заявлениями и необычными знаниями.
- Какие осколки? Откуда?
- От шара хрустального знамо, откуда же ещё? – Удивилась она Вовкиному невежеству. – Али ты и про это ни чего не знаешь?
- Первый раз слышу. – Честно признался он, и попросил. – Расскажи.
- Странно сие…. У нас это каждое дитё разумеет! Ладно уж, вечор длинный, слушай.- Она старательно расправила подол и торжественно, на распев, начала рассказывать - Было это в те стародавние времена, когда Бог жил на Земле, среди людей. Ходил Он по дорогам, от веси к веси, от града к граду и видел, как не легка жизнь человеческая, что потом кровавым и трудами великими, добывает человек хлеб свой насущный. Но видел Бог так же, что не ропщет человек на судьбу свою, а упорством и весёлым характером, превозмогает её. Вечерами, сиживал Бог у костров пастушеских или у очагов, горящих, в жилищах человеческих и слушал пересуды людские, да песни тягучие. Много в них было печали, но много и радости. Не проклинали люди в песнях жизнь свою, а гордились ею. И вот, видя благостность и незлобивость их, возлюбил он людей и одарил благодатью великой, и имя благодати сей – Счастье! Было оно, в форме Яйца Хрустального, размером великое и образом прекрасное. Излучало оно сияние нежное, что светом своим озарило всю Землю, от края до края. И сказал Бог людям:
- Отдал я всё, что было у меня, живите в счастье и благоденствии. Но помните, хрупко создание сие! Нелюдь, Злобу рождающий, захочет лишить вас, его. Потому, завещаю вам. Пусть каждый народ, отражает на охрану Счастья Людского по Сорок мужей достойных, и несут они стражу неусыпную по 40 часов к ряду, без сна и отдыха, воды и пищи. И будет это, плата Человека за Счастье своё. Пока бодра и отважна стража, ни кто и ни что, не грозит Дару моему! Да будет так!
Сказал Он так, и вознёсся в Чертоги Небесные. И слышали это все народы и стали исполнять валенное. Лишь лучшие из лучших допускались к службе сей многотрудной. Ибо был это не только труд ратный, но и честь великая. Так и повелось. Многие народы отряжали свою стражу к Яйцу Хрустальному, и Поляне светлоокие, и Степной народ, и Асиаты луноликие, и Чуко-Качи, из степи Снежной, и узкие глазом Кхитайцы, и Бушмены-Пустынники, и Негроиды, ликом и телом чёрные, и многие, многие ещё. Пока стояли они все вместе, стражей неусыпною, легка и беззаботна была жизнь людская. Ежели утром, бросал крестьянин в землю зерно, то к вечеру, на этом месте, колосилась богатая нива, если шли дети в лес по ягоды, то поднимали те листья свои, что бы легче их было увидеть. Топтали Степь табуны многочисленные, но не скудела она, а каждое утро покрывалась свежей травой, и рыба шла в сети рыбачьи, и всякое дело ладилось. Стали люди богаты и веселы. Всякий день устраивали они праздники с песнями протяжными и танцами весёлыми. И не было Счастью предела, и видел всё это Бог и радовался за детей своих. Но видел всё это и Нелюдь, и не нравилось ему это, ибо не стало в людях Злобы, и не мог он, явить власть свою. Не раз пытался он разбить Счастье Хрустальное, но всякий раз получал отпор, от стражи неусыпной и было так много веков, и стали думать люди, что так и должно быть всегда. И стали забывать, за что дан им, Дар сей. Стала охрана Счастья не Честью, а обязанностью тяжкой. Уже не лучшие шли исполнять её, а те лишь, на кого пал жребий. Однажды, на исходе века, заступила в бдение стража очерёдная. И была она не из воев хоробрых, а из людишек никчёмных да ленивых, коих в племенах своих, ни кто держать не желал. Встали они стражей вокруг Счастья, но ни кто из них не хотел утомлять себя бдением ночным. Наступила ночь, и приполз к ним Нелюдь, и сказал:
- Зачем вы здесь? Вы люди умные, своего не упустите. Нет от дела этого, вам прибытка ни какого. Ступайте в племена свои, потому, пока вы здесь трудитесь в поте лица, счастье ваше другие имеют.
Взроптала стража:
- А и, правда, то. Не гоже нам здесь прозябать, когда другие беззаботны и счастливы!
Собрались они, и ушли по селениям своим.
Возрадовался Нелюдь, и всей силой своей, ударил Яйцо Хрустальное. Раскололась оно на мириады осколков, и подхватил их ураган и разнёс по всей Земле.
Когда проснулись люди на следующее утро, увидели они, что нет больше сияния тёплого, и стали вопрошать, что значит сие? И ответил Бог:
- Не благодарный род человеческий! Всё я вам отдал, что было у меня, но не сберегли вы Дар мой! Не в силах я возродить его, но если сможете собрать вы, все кусочки до единого и сложить их как должно, возродится оно само, ибо есть в нём Сила моя! За то же, что не сберегли мужи человеческие Дар мой, лишаю я их отрады видеть осколки Счастия и чувствовать сияние его! Отныне, только женщина сможет узреть сияние Хрустальное. Да будет отныне, мужчина дух метущийся, а женщина душа!
И стало по сему. И по сей день, каждый мужчина, есть этот мятущийся дух, он ищет и несёт в дом все добытые трудом своим, сокровища мирские и духовные. Но только душа женская видит в куче хлама и среди блеска бриллиантов, мягкий свет сияния Хрусталя Божественного. Найдя осколок драгоценный, должна женщина отдать его, и сложить к остальным найденным. Но не каждая, находит в себе силы расстаться с кусочком Дара Божественного, ибо он даже малый размером, облегчает жизнь людей им владеющим. Не долг час силы его, потому что он один и слаб. К тому же, шепчет Нелюдь своё Слово, зароняя сомнения в души и сердца человеческие. И ждёт в своих Чертогах Бог, когда разумеют люди мудрость Его и сложат таки Яйцо Хрустальное, и вернут себе Счастье. И не знает ни кто, когда случится это, ибо всё в руках человеческих и от воли его зависит.
Но разрознены народы границами земными, законами мирскими и догмами веры различной.
И пока будет так, нет у нас надежды…
- Да-а, - подвёл итог Вовка, когда Олеся замолчала. – Та ещё перспективка у вас была! Хорошо, что мы многое исправить сумели.
- Правда? – С надеждой, вскинула глаза девушка.
- Конечно! Например, у нас больше нет границ.- Начал объяснять он - Все люди равны, и закон, один для всех! Вопросы веры, тоже решены раз и навсегда!
- Нешто, все люди земли приняли православие? – Изумилась она. – И Генуэзтцы, и арапы, и даже Орда?
- Нет, конечно! - Весело ответил он. – Зачем нам обращать кого-либо в свою веру? Понимаешь, вера в бога, это очень личное. Это внутреннее состояние человеческой души. Нельзя заставить людей верить в то, чего они не принимают. Это не справедливо и не честно по отношению к ним! В нашем мире, каждый волен верить, во что считает нужным и ни кто не вправе вмешиваться в его дела, пока он не нарушает законов общественного поведения и морали! Мы там все разные, но, не смотря на это, представляем собой единое целое!
- Разные и вместе…. Без границ и не воюете…. Чудно! – Покачала головой Олеся. – Ну да ладно, утро, вечера мудренее. Давай-ка Володимир, спать укладываться. Время позднее.
Спать Вовке не хотелось, но спорить он не стал. Застелив расправленный диван, свежей простынёй, он снял верхнюю одежду и забрался под одеяло. Олеся тоже скинула верхние юбки и, оставшись в одной нательной сорочке, легла рядом. Повозившись для вида, словно бы устраиваясь поудобнее, он осторожно положил руку на Олесино плечо. Девушка напряглась, но руки не сбросила.
- Хороший знак. – Подумал Вовка, и довольный первым успехом, сам слегка расслабился и неожиданно для себя, уснул.
Олеся полежала несколько минут с открытыми глазами, ощущая на своём плече приятную тяжесть мужской руки и, поняв, что Вовка не собирается чинить никаких посягательств на её честь, разочарованно вздохнула и тоже заснула.
©  bobelen
Объём: 1.468 а.л.    Опубликовано: 25 06 2014    Рейтинг: 10    Просмотров: 1935    Голосов: 0    Раздел: Фэнтези
«Жоп – Супер-Пупер-Старр.»   Цикл:
Остальные публикации
«Жоп-телеведущий.»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 29 •