Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Прекрасный это удел — пасть на войне.
Сократ
Кин Сергей Васильевич   /
Сборник лирики "Зеркала"
"Не жалею, не зову, не плачу..."
                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь дким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,ебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тбе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!

END.

                          Таврида.

Там,где пылают багрово зарницы:
море и скалы,брызги кипящей воды.
Сам Фаэтон,посылает в полёт колесницу-
белых коней вырывая из волн на дыбы.

Из под раскрытых ресниц-свет таинственный льётся,
он запевает песню грядущему дню-
в чашечке лилий,вина молодого напьется,
жертву свою принеся золотому царю.

В алых чертогах отец,внемлет сыну печально:
"О,не смирить мне коней-кони рвутся с узды!"
Падает,падает-эхо доносит прощально:
"Так суждено!И больше не свидимся мы!"

                       Из Иоанна.

Тот,кто горит-сгорает,
тот,кто любит-любим,
разве огонь знает,
что он непобедим?!

Разве любовь может
жить под пятой подлеца?!
Что же,ты медлишь Боже-
вылей свой гнев до конца.

Смрадна земля наша,
но ведь,всему предел!
Выпита,выпита чаша-
это,как он хотел.

Дай же,поверить дай же-
в светлый и чистый мир.
Мир без единой фальши-
не сотвори кумир!

Бури неси,смерчи-
всех их в один Тартар!
Только не будет смерти,
тем,кто вам души отдал.

                           Седая осень.
Седая осень хмурится
и частый дождь сечёт-
беда на улице,лишь дуб сутулится...
Никто тебя не ждёт!

Что лето над полянами,
нам не вернуть назад:
устами пряными,устами пьяными-
отговорил закат.

Молчат пруды бездонные:
печальны и грустны.
Глаза зелёные в обнимку с клёнами-
забуду до весны!

Придут уже недальние:
снега и холода.
Кресты сусальные,слова прощальные-
пускай не навсегда!

Зима-она двурушница,
кустами ворожит.
Метель-послушница,метель-ослушница-
всех в танце закружит...

                           Фигляр.
Фигляр бездомный-не попавший в лузу:
в несносной шляпе,в драных башмаках...
Я с давних пор,укачиваю музу,
держа её,как дочку на руках.

Прокятый век,всеобщего блаженства
и сытый век:ублюдков и воров!
Как эта жизнь,смешна до совершенства,
а вой собачий,слышен со дворов?!

Да-я фигляр,служитель песнопений,
бульварный шут с улыбкой до ушей-
меня тошнит от ваших развлечений:
от похотливых слов и от тупых речей!

Свирель души,настроенная свыше,
зовет меня в иные из миров,
где каждый камень-боль твою услышит
и ангелы слетают с облаков.

Но есть ещё,зовущие в пустыне
не по злобе наделавших грехов-
я буду жить,я буду рядом с ними,
как к радуге прикованный Иов.

Кидайте в шляпу:медяки сомнений,
горстями-серебро своей мечты
и золото,чудесных откровений,
и бриллианты сбывшейся судьбы!

                         Зеркала.
В зеркалах:холодный вздох,
может бред,а может нет?!
Может Бог,а для кого-то лох!?
Может быть закат или рассвет?!

Может:злого ангела лицо,
может быть-смешной кордебалет,
чьё-то,сотрясается тельцо,
чей-то смех и чей-то дальний свет.

Отрешённо,плавится свеча...
Господи,прости меня за грех!
Я-увидел там,свою судьбу,
не себя,а сразу многих всех!

Я увидел-райские сады,
я увидел-самый страшный ад
и колодцы,полные воды,
и алтарь,что источает яд!

Я познал:проклятья и любовь,
покаянье и святой мятеж,
прах могильный,и святую кровь,
и крушенье радужных надежд.

Всё мне рассказали зеркала,
но разбились сами на куски...
Я -сгребал осколки со стола
и просил,лекарство от тоски!

                      Любовь.
Февраль-паутинки плетёт
в проёмах глухого окна-
любовь постучит и войдёт,
когда,ты осталась одна.

Отчужденное забытьё-
просыпанных бус на паркет:
её золотое шитьё,
его-золотой эполет...

                     Кольца.
Бирюзовое,златое,серебряное
и одно простое-покаянное.

Медное,медное-бедное
на пальце одето последное...

Плачется или смеётся,
всё у тебя остаётся.

Поцелуем,проклятьем,заклятьем,
пересудом и розовым платьем!

Буду его,я касаться
нам-никогда не расстаться...

                       Утреннее.

Встанет солнце,большое как пряник
под Николу,базарным днём,
мне о чём-то поет коноплянник,
притулившись за ближним бугром.

Мне смеются во след русалки
у затона в зелёной воде
и разбуженно,охают галки,
зацепившись ногой в борозде.

Одиноко гадает кукушка,
надрываясь,кричат глухари,
но напрасно!Моя подружка-
сенокосом придёт до зари.

Я лодчонку надёжную справил,
схоронив до поры в ивняке,
не однажды,здесь сети ставил,
проплывая с веслом по реке.

Серебристую мелочь пугая,
загребу от плеча-я таков
по привычке нещадно ругая
в полусонной тоске рыбаков!

Вей черёмух кудельную пряжу,
шей себе подвенечный наряд,
а потом,поведут на продажу
за банкира-пусть все говорят...

"Что же парень?!В петлю?Сурово!"
А какого,вам мать рожна?!
На Руси,что не дом-корова,
что ни дом-то невеста одна!

                   Встреча.

Кружит веретено
пьяная осень в саду,
только лишь раз в году,
ей пошалить дано.

Ворохом листьев шуршать,
бусины мять рябин,
может придёт,как знать
твой заплутавший сын?!

"Чарку вина налей
или настойки какой!"
Лей до краёв не жалей-
рано,нам петь:"Упокой!"

Ты же богата,мать?!
Золото клёнов сгребай
и изумрудов кладь,
полный карман набивай!

Брось свою серую грусть,
да даставай из печи,
всё что найдётся.Пусть!
В дело,сойдут калачи...

Мне перестань до зари-
сказки зимы шептать:
жёлтых цветов нарви
и положи на кровать.

Рыжей,кивнув головой
в росы полей уведи.
Разве-тебе не родной?!
Радость хмельная-не ты?!

                        Читатели.
Рассмеши меня,как знаешь,
рассмеши меня умело-
ты всё в книгах понимаешь,
перелистывая смело.

Я забуду непогоду,
я забуду дождь осенний,
чтоб черпать живую воду
из ладоней с воскресенья.

В тишине библиотеки
на любви искать ответы,
как потерянные чеки
и пробитые билеты.

Сяду рядом,будут плечи,
прикасаться к вам случайно,
может в этот смурый вечер-
улыбнёшься,ты нечайно?!

Прочитай мне с выраженьем,
позабытого поэта-
дай своим воображеньям,
унести куда-то в Лету...

Посмеемся и поплачем
над романами Стендаля,
дышим воздухом Бокаччо
и потоками мистраля.

Я смотрю на эти губы,
тихо шепчущие слоги:
слышу ангельские трубы,
вижу чудные чертоги.

Пожелтевшие страницы-
вход,таинстенных знамений,
мной не встреченные лица,
страсть великих откровений!

Только ты не замечаешь,
теплоты прикосновений-
за полями отмечаешь
память,острых выражений.

Стрелки двигаются плавно
на часах-гримаса злая...
Остаёмся,ну и ладно!
До последнего трамвая!

                      Георгин.
Замело,понесло-
белый снег по полям,
всё сгорело,прошло-
честь холодным ветрам!

Разбрыкался ноябрь,закусил удила
и помчалась за ним-белогрива зима:
напрямиг без пути,скинув вниз седока,
нагоняя вдали облака.

Не настроился наст и мороз не жесток-
полыхает костром в палисаде цветок...
Бросил вызов пурге,как теперь ни один-
красным щёлком,живой георгин!

Также,милый и я-непокорен судьбе
не хочу умирать на чужой стороне,
обождать до весны-предлагали грачи,
но остался,ты в этой ночи!

Отогрей,пожалей-на груди заключи,
поцелуи твои,как в июле лучи,
но не верит никто,да рыдает сверчок-
за стеной из щербатых досок...

                         Гусар.
В метель и жуть,в пургу дурную-
гусар залётный прискакал,
чтоб скоротать погоду злую,
трактира двери застучал.

Присел за стол к огню поближе:
"Всё,браты в жизни проиграл!
Теперь,я света не увижу!"-
и горько очень зарыдал.

"На сердце боль под сердцем рана,
душа терзается в огне-
забыть о ней,так будет странно,
а коль забудусь,так в вине!"

Бежала в ночь,спеша карета,
копыта цокали звеня:
"Что я люблю,я понял это,
что вся надежда на коня..."

По вдоль моста остановились-
затих,бубенчик под дугой:
"Прости,мой друг!Мы-обручились!
Прощай на веки дорогой!"

"Я вам сказал-теперь оставьте,
ведь от себя спасенья нет!
Вы от меня-её поздравьте"-
в руках дымился пистолет...

                       Лебедь.
Слышишь ли меня,лебедь чернокрылая?!
Фудзияма далеко,а смерть глядит в лицо!
Очень просто,воды резать милая,
но не просто-зла порвать кольцо.

Можно говорить,слова фартовые,
можно лбом о стену-как кому!
Жизнь вздаёт:кому крестовые
карты,а червонные кому!

Кто-то денег накопил немеренно,
кто-то-всё относит в кабаки...
Сколько на веку,тебе отмеряно?
Слёзы-лучше прятать в кулаки!

Ты припрячь,припрячь своё сокровище,
каждому:люблю-не говори!
Сердце-всё в порезах и сукровице...
Плотно,двери к сердцу притвори!

Не поймут-истопчат душу чистую,
им,потеху только подавай!
Им любовь,как видно нужно-быструю:
выложись и всё с себя снимай?!

Быстро ехать,быстро жить и прочее...
Не нащупать в спешке тормоза!
Этот мир-поставил многоточие........................
Ну,а мы-глядим,ему в глаза!

                          Вечер.
Зацелую-в полях за дорогой...
Дай-открою тебе свой секрет:
Я таких,как ты видел немного,
а таких,как я-больше и нет!

Ты меня не проси,рвать калины-
я усну под кустом вдребедень,
буду слушать,как плачут осины
в этот тихий и ласковый день.

Нам паук-льняной пряжи навяжет,
зеленеет берёзы коса...
Мне простой подорожник расскажет:
про улыбку твою и глаза.

Уведёт нас тропинка далече:
за опушку,за реку,за край,
а когда,вдруг опустится вечер-
ты ему,погоди не мешай!

Несказанной,повеет прохладой,
зашумят над водой камыши-
ничего,тут бояться не надо!
Понарошку-домой не спеши!

Ель колючая-старая сводня,
горсть калины,возьмёт в туесе.
Я признаюсь,наверно сегодня-
затеряемся,где-то в росе...

                          Рисунки.
Нарисованное солнце,
нарисованные дни,
а под солнцем-два японца,
всеми кинуты...Одни!

Ни былинки,ни травинки-
плачет синий попугай,
что таким,он на картинке,
получился невзначай.

Лимузины,мерседессы...
Три медведя-позади!
Разноцветные принцессы,
чешут к принцам-погляди!

И пойдёт у них веселье
в нарисованном дворце.
Вот и справят новоселье-
позабудут о венце!

Жалко-мела не хватило
на пирата с бородой,
жалко-утром,всех их смыло,
частым ливнем с мостовой.

                    Гиперболы. И.Р.Резнику

Великий победитель с великими словами,
спешил к великой славе,огромными прыжками,
таща свои идеи-гигантскими мешками
и загребая лавры,могучими руками.

Тряслись в припадке звёзды и сыпались горстями,
когда титан смеялся с небес над муравьями,
он всё давно придумал,безумными ночами-
как мячик,снимет солнце,чтоб поиграть лучами!

Ему,чтоб пели гимны,ему слагали оды,
чтоб на него молились,все страны и народы,
когда ж-дары отнимет,однажды у природы,
пусть ангелы попросят,униженно свободы!

Бог шествовал по кручам-дорога подвела!
Ведь крыша мирозданья- из тонкого стекла!
Успел поставить ногу,но трещина прошла...
Он падал:долго-долго,как крошка со стола!

                      Гротески.
Невиданно прекрасны,сады Семирамиды:
"Ах,царские подарки,как царские обиды!"
Звенящие фонтаны,
поющие тюльпаны,
здесь,даже у цесарки-
улыбка Артемиды.

Роскошные одежды-цветные арабески,
мечтательные взгляды и вычурные фрески.
Тут можно удивляться,
тут надо восхищаться:
у розовой прохлады-
алмазные подвески...

Рубиновые блики,поспешные регальи,
тюрбаны,опахала,клонящиеся тальи,
немножко этикета,
да,таинство секрета,
а это,так немало-
в нездешнем зазеркалье.

                           Снег.
Первый снег:пушистый,белый-белый...
Подарила осень к Покрову:
робкий,одинокий и несмелый,
выпал на зелёную траву.

Падает на тёплые ладони,
оставляя слёзы на щеке-
далеко,умчали мои кони
без узды по утру налегке.

Больше в эту песню,нет возврата,
нет воврата-в юную весну,
светлый май с собой зовёт куда-то,
а судьба-пророчит на зиму!

Будут в печке догорать поленья,
вкривь и вкось расщепленной души,
надо лишь дождаться воскресенья!
Злому слову,верить не спеши!

Не спеши за пьяные метели,
опрокинуть стопку н спеши-
есть ещё,кто ждёт на самом деле,
для кого надежда-только ты!

Первый снег-слетает и кружится
и под крышу жмутся воробьи....
Пусть тебе,хорошее приснится,
если сердце любит,то люби!

                       Дитё.

Щерится горбатая старуха,
ведьмы воют ночью в камышах-
над дитём,рыдает повитуха,
кот забыл сегодня о мышах...

Да в кого ты,Ирод уродился:
три руки,четыре глаз во лбу,
видно твой отец в дугу напился,
ярмаркой хмельной в мясном ряду?!

Мать твоя,наверно согрешила
с бесом,завалившемся в стогу,
лучше б она,сразу порешила
или в петлю влезла на суку!

Мне в аду гореть за грех наверно,
примет всех-заступница земля!
Хорошо,что улицею черно,
хорошо,что темень с ноября!

Аль, ты молодуха не крещёна?
Можити,тебе в роду цыган?!
Значит понесла,ей из притона!
Кто,залез тебе под сарафан?!

"Мати,мати!Светлая Мария!
Говорю, спаситель на духу-
а отец,мой дедушка старыя!
Старый хрен ебливый!Не солгу!

Вот,она!К заутрене сдоди-ка,
Батюшка в писании силён...
Дико мать,как свят положу-дико!
Грешница, таперь со всех сторон!

Уходи,пока ещё есть время:
хошь в Рязань,хошь в други города,
здесь тобе не жисть,а токмо бремя-
отмолю гостинчик за тебя!

Собралась,косынку повязала
и слезу смахнула рукавом.
Что пенять?Судьбина сблядовала...
Ну,прощай ужо постылый дом!

Как и шла не помнит с петухами,
как дошла-не ведает сама:
за околицею с лопухами,
жжёт змеёю лишенька-вина!

Омут-за болотом,за дубравой,
омут-твой хранитель,твой венец...
Чтоб не знал никто за переправой-
в омут головою и конец!

                Позови,меня..

Позови меня-я приду,
позови меня,очень нежно,
пусть зима за окошком снежна:
иль на счастье,иль на беду!

Я тебя ни о чём не спрошу,
нам и слов,даже будет не надо,
если хочешь,тебя приглашу-
слушать музыку снегопада?!

Что ещё, мне тебе подарить?
Прошлогоднюю ветку рябины,
красных ягод,морозную нить,
созывая клестов на помины?!

Можно-эту смешную луну,
заблудившую в ветвях под вечер,
я и сам не пойму почему,
мне так хочется плакать при свечах?!

Руки в руки,глаза в глаза-
сядем рядом,пусть вьюга злится:
ночь чиста,как моя слеза,
моё сердце-бездомная птица.

Ты её не гони-пойми!
Ей,так хочется вашей ласки,
ты её ни за что не вини-
ей,никто не рассказывал сказки...

Я щекою,прижмусь к плечу,
уж прости меня,милая нынче-
я остаться с тобой хочу,
как с мадонною Л.Да-Винчи.

                      Расставанье.
Так что же,значит суждено?!
Судьба-гадает на ромашку,
я оставляю,всё одно
на поминание бумажку.

И пусть меня не ждёт никто
в загуле пьяном под вечерю,
я сяду в грустное метро,
я лишь тебе,сейчас поверю!

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

Запели хоры:"Отче наш.."-
здесь для тебя,осталось место,
пакует время свой багаж,
ты больше-не моя невеста!

Так лучше:пить по кабакам,
молиться на святые лики,
чем прикоснувшись, раз к губам-
упасть на жалящие пики.

Бросайте в бухту якоря,
цепями,душу не пораньте!
Всё было-так смешно и зря,
ронять приветы-перестаньте...

                  Ночь.
Равномерный циркуль ночи-
чертит,чертит за окошком...
Город,пьяно бритву точит,
город-чёрное лукошко.

Непотребное засилье
человеческих блевотин:
фанфаронство и бессилье,
смотрит с скомканных полотен.

Ночь черна,как пальцы мавра-
в шею нежную вцепляясь,
в пасти чёрного кадавра-
зубы клацают стараясь...

Сотни демонов паршивых,
уговаривают сдаться,
вещуны "Тв" плешивы-
начинают издеваться!

Богачи- лицо,как жопа,
курят мерзкие "гаваны",
а порнушная Европа-
заползает на диваны!

Фары в теми-жертву ищат...
Я за всё с тебя взыщу!
Зажигаю от кострища-
в образах своих свечу!

                    За-Москву!

Можно Вас навестить?
Здесь:умирать и жить:
этот звон-перезвон,
зори над Пресней,
детские песни-
сердцу не отменить...

Если придёт беда,
смерти и холода-
я разожгу костры.
Вместе я и ты!
Будет несносный вихрь,
хлопья пурги носить,
можно Вас попросить-
мне свечей не гасить?!

Сорвана голова-
правда,всегда одна!
Выпью тебя до дна!
Дай ключи-Москва!
Выпью за купола,
выпью и все дела,
даже за Крымский мост-
поднимаю тост!

Эх,была не была!

                Сапожник.
Был- сапожником отец:
шило,дратва,запах клея,
я навряд ли,так сумею-
Бац по пальцу и конец!

Фартук важно одевал,
как дьячок на аналое
и подмётку прибивал,
да не брезговал иглою.

Книги разные любил,
что дитя свои игрушки-
сколько их перекупил,
отчисляя по полушке?!

Стройны,яркими рядами:
Пикуль,Ян,Гюго,Стендаль
и ему не скучно с вами-
отключится,вознесётся в зачарованную даль!

Вместо образа-Есенин,
с чёрной трубкою во рту,
над столом,играют тени
и сгущают темноту...

"Мы рязанские с ним вышли,
мы Исадские-смекай,
на Оке на той-же,мысли,
чуть по сторону.Пускай!"

И давай про то,про это:
про разливы,про грачей,
деревенские секреты
и строение печей.

Пуще,пуще разойдётся,
хоть не брал,он стакана.
Ну,а выпьет-поведётся,
тут уж-чистый сатана!

Но зарок свой,держит крепко
и на рюмку,хрен развесть:
"Ты налей,мне газировки,
я не пьющий,знаешь днесь!"

До политики охочий-
знал про курс,чужих валют,
на Чубайса,злился очень:
"Кто там свойский-это плут!"

Чтил зелёные фуражки-
в пограничниках служил,
да по случаю увечья,
отпускную получил.

"Шкуре,Берию спасибо!
Молодых на рудники,
в зону "ядерного гриба",
тот загнал с щедрот руки!

Куды,русскому податься
от засилья пришлецов,
чай системе,тут неймётся-
нужник,всяких подлецов!"

Год почти с ним не встречался,
как пришла дурная весть,
что отец,уже скончался
и на Митино,сей крест!

                     Кот.
Посмотри-луна в окне бела,
вот такие матушка дела-
по утру,по самому утру,
народила кошка детвору.

Полное лукошко сорванцов-
маленьких,пищащих огольцов:
рыженьких и чёрненьких,слепых,
ровно,как по счёту семерых.

Федору-отдали беляша,
Ваське же,как темень-черныша,
самого последнего Кузьму-
полосатого,усатого возьму!

Тычется,мордашкой в молоко,
жить на свете,больно не легко-
только что,успел глаза открыть-
ладится,чёрт шкуру засушить!

"Ах проказник,этот Кузька- плут!
Для него,готов осины прут!"-
бабка говорила,сор гоня.
Была бы забава у меня!

Помалу с котёнком,я играл-
брошу мячик,он за ним бежал,
притворится,будто сладко спит,
сам же,ухом чутко шевелит.

Кинется на шерстяной клубок,
размотает:вдоль и поперёк,
распускает когти,точно зверь-
тянет нитки хвост на двор за дверь.

Повзрослел котёнок-год с лихвой,
он теперь совсем,совсем другой:
под крыльцов развалится дока,
греет завалящие бока.

На сметанку,дюже стал охоч!
Подкрадётся тихо к крынке в ночь,
лапой по верхушке самой-шасть,
прямо настоящая напасть!

Да и рыбой,Кузя согрешил-
дядька рыбы,как-то наловил:
пескарей,плотвичек,окуньков...
Кузя-их на зуб и был таков!

Бабушка-слегла до сентября,
кот не отходил от ней ни дня,
колесом,свернётся на груди.
Мать сказала только:"Не гони!"

Кто там знает,что и почему,
но не стало бабушки в дому,
плачет кот,уходит,несть куда-
в блюдце,недопитая вода.

Так из дней,наш Кузя запропал,
долго батя,серого искал,
не нашёлся,след его пока-
на кладбище хладном у креста...

                         Туман.
Утонули в тумане дома,
утонули в тумане ивы.
Может-так же сойти с ума
в лебеде и кустах крапивы?!

Сделай так,чтоб тебя не нашли,
указуя,перстами на двери,
лучше в стельку валяться в пыли,
чем тебя разорвут эти звери.

Волки!Волки с овечьей душой,
вы охотитесь,только стаей-
потому,что я вам чужой,
потому,что светлей и правей!

Наплевать-пусть идёт,как шло:
самогон,на губах-капуста,
мне ещё повезёт назло!
Без друзей-в этой жизни пусто!

Соберёмся,закатим бал-
гнать тоску по худому месту,
нас как прежде,зовёт сеновал
и не все,разбрелись невесты.

Зачерпни молока-попей
из трухлявой-тумана кадушки,
здесь-всё просто,понять сумей,
что поют по ночам лягушки.

Растворись в этом мареве сна,
позабудь про кресты погоста-
рановато,тебе туда,
где скребёт по душе-короста!

Пусть туман,пусть шибает дрожь-
смоет дождь:и печаль, и усталость,
нам с тобою,идти досталось
по дороге,сквозь тучи и рожь...

                       Друг.
Лет прошло немало,лет прошло,как брось!
Мы,теперь другие,мы теперь-поврозь!
Ах,как было просто,нам с тобой всегда,
но твердит твоя разлука:"Больше-никогда!"

В тех глазах: пустыня,
горечь в тех глазах,
что сказать мне ныне:
"Мы с тобою-прах!?"

Водкой из графина,
ты слезу залей!
Ни о чём не думай-мимо!
Лучше не жалей!

Не жалей-не сбылось
в жизни ничего,
слишком многое свалилось
и на одного...

Что любовь-как рана,
слава,что как дым...
Ты уже не встанешь рано-
преждним,молодым?!

Серыми губами,память вороши,
как тебе жилося:"Друже,расскажи!"
Положу я руку на твоё плечо,
что нам,в жизни этой грешной-надобно ещё?!

Выпьем же за встречу,
выпьем же за тех,
тем,кому задули свечу-
их весёлй смех...

Выпьем понемногу,
за того,кто ждёт-
нам,ещё не надо к Богу,
пусть,он подождёт!

Никого за стойкой,
никого совсем,
что-то я,такой нестойкий,
только пью-не ем!

Не дойти до дома,
нам с тобою уж-
в переулке,всё знакомо,
мы вдвоём-не тужь!

                 Полужизнь.
Полутени,полусказки,
полулени-полукраски.
В полдень-полдничаю чаю,
полночь-полувыпиваю...

Полугибну,полутаю-
полуправду,полузнаю!
Полукрест,полуизмены-
полуада полуцены!

Полужизнь у полукрая,
полупытки-полурая!
Полурифма полупрозы-
полусмех,сквозь полуслёзы.

Полувера в пол обхвата-
полуплаха,полуплата!
Полурадость,полулая
и любовь полуживая!

Хватит полу:полуползать,
полуждать и полумёрзнуть!
Хватит киснуть в полувеки,
мы ж не получеловеки!

                   Машкерадный король.
Как жестоко стучат тамбурины?!
Вы теперь-машкерадный король:
на затылке, корона из глины
и кафтанчик,что тронула моль.

Ты забыл обо всём в пьяном танце,
выпив кубок огромный до дна:
нос твой красен,висят померанцы,
как выигранных битв ордена.

Свита гикает,топает яро,
кто державу,кто скипетр суёт,
а страшенного вида корсары-
помидоры,швыряют в народ...

Водрузившись вверху табурета-
повелительно вилкой трясёшь,
обнимая девиц из балета,
получая пинок ни за грош.

Слабоумный властитель рассола,
непутёвый король коньяка,
закосевший,позор престола-
прекратите,валять дурака!

                     Камикадзе.
Я камикадзе-иду в пике,
в дырках стекло кабины-
там внизу,крейсера налегке,
выгнули рыбьи спины.

Мой император-превыше всего!
"Надо!"-сказали-"Надо!"
Сделать не сможет,мне ничего-
пьяная канонада.

Я посылаю к духам отцов,
этих крикливых янки,
сколько их огурцов,
стынут в солёной банке?!

Бак опустел,чихает мотор,
только мне всё равно:
"Прямо по курсу Перл-ХарбОр,
значит,бомбить его!

Как в аду,как в кромешном сне:
кости вминает в сталь,
ищат торпеды на глубине,
тех,что убить не жаль.

Белые тени,тонут в волнах,
рейд проклиная наш,
словно грешник на чьих-то руках-
корчится фюзеляж.

Крикну:"Банзай!Пусть смерть придёт!"
Больше не пить сакэ!
Вот и закончен,твой полёт-
сверху иду в пике...

                   Компромиссы.
Под сапогами безгловых статуй,
толкутся в безнаказанности крысы.
Заткните прихожане-уши ватой!
Приходится,идти на компромиссы!

Запущены все адские машины-
крутись теперь,ужом на сковородке!
Ежей не пригласят на именины,
а если пригласят-замажат глотки!

Конструкторы,невиданного взмаха,
рабы труда с клеймом на тощем теле-
никто не застрахует вас от страха,
никто не застрахует от постели...

Тасуйте,свои жалкие зарплаты,
как прежде-всё окончится чумою!
Куда,засунут чек аристократы,
когда запахнет новою войною?!

Живут,лишь однорукие бандиты,
а также-одноногие матросы,
которые пугают Айболита,
рассказами про зверские поносы!

                     Тотем.
Ты поверила в свой Тотем,
всей душой и не будучи панком.
Жизнь не зная сама зачем-
переехала средним танком.

Глядя на бытность твою в прицел,
залудила из всех орудий,
оставляя тебе в удел,
напевать:"Люди,люди..."

Папуасом у злого божка-
исполняешь,молясь ритуалы,
восхищаешься синим чулком?!
Будь собачкой-в парадной Аллы!

Я тебе предлагал любовь,
ты сменяла её на идол,
так люби же,теперь морковь,
полоскаясь "Сасуном Видал!"

Может,правда тебе родня?
Может,слёзы платочком утёрла?
Извини,уж тогда меня!
Только знаю,что прав я-гёрла!

Жизнь меня,тоже не берегла...
Что семья-лишь одно названье?!
Удержать на плаву не смогла-
без преступления-наказанье!

Позади-Ленинградский вокзал,
безмятежная синь июля.
Говорится:"Бог дал,бог-взял!"
Поцелуйчик..."Тебе,напишу я!"

Что осталось:пунцовый бант,
на гитару привязанный,пошлый
и запиленный-диск гигант,
как свидание с давним прошлым?!

                    Спиноза
Похожий на деда Мороза:
бородка седая и жёлт от церроза
с незаменимою клюкой,
неистребимою сумой,
где плещется доза-
обыкновеннейщий Спиноза!

Он поджидает свой клиент
за столиком в пивной "Момент".
Расскажет всё,как было:
и про Петра и про Гаврило,
и про войну,и про страну,
кто-кто,зачем и почему.

Он не боится сглаза:
ОМОНа и СПецНаза,
такую почву подведёт,
тебя на кружку разведёт...
Ты отхлебнёшь два раза,
а пива нет:"Зараза!"

Вот,старика и след простыл,
теперь к палатке подрулил,
где напевал для виду:
"Подайте инвалиду!"
Глядишь и сотку зацепил:
"Нет,тех уж сил!"

Потом на Курской-кольцевой,
дед на гармошке на губной,
сыграет,что пристало,
но если будет мало-
в окне,знакомого кассира,
билет задействует красиво.

У ресторана "Интурист",
сменяет на зелёный лист,
приложится с устатку,
закурит для порядку,
скамейку где-то подберёт
и без хлопот...

                Ожиданье.
Так долго,долго вы не приезжали-
пока в парадной не померкли зеркала,
разлитый пунш в немом бокале,
светился кровью и осколком серебра...

А вот теперь,забыть извольте:
дыханье свеч и шёпот в темноте,
забудьте всё,уже не беспокойте-
моей души,скорбящей о мечте.

Прекрасный сон!Не будут больше руки
твои лежать в мазурке на плече-
жестокий ветер боли и разлуки,
сорвал последний лист в календаре.

Кружиться в паре,кто теперь уж спросит,
как в тот далёкий,зимний карнавал,
быть может ту,свою привычку бросит-
поить шампанским,старый генерал.

Знакомый профиль твой в полоборота,
хранит наш зал,запомнилось лицо:
и доломан,и ментик с позолотой,
и никому не нужное кольцо...

Смахните с уст,мой пепел поцелуя,
теней на стенах-странная игра:
"Поверьте мне-я больше не ревную,
но и любить не буду никогда!

                  Еду я...
Еду я!На душе:печальное,
светлое,тайное,
позднее,чистое-
всё,что в ней выстроил.
Может повезёт!

Буду я,за дождём и мороком:
тучкою,облаком,
застучу отчаянно-
ветром неприкаянным.
У твоих ворот.

Без тебя-сердце развенчается,
голубем мается...
Каменным,больше не останется-
раз с тобой знается.
Верит,тот кто ждёт!

Будь:моей улыбкою,
лунною скрипкою,
только не ошибкою-
доскою хлипкою.
В злой водоворот!

Еду я!-со снегами талыми:
рельсами,шпалами,
с радостью,с жалостью
за такою малостью!
Прямо на восход!

               Перевозчик.
Вниз по Стиксу-реке-в черноту,между небом,
плыл он,лёгким велом,чуть касаясь воды,
он не пил ничего,не закусывал хлебом-
перевочик души и посланец беды.

Этот древний Харон,не гнушался работой-
брал себе серебро,также,как медяки.
Всё равно для него:яркий гроб с позолотой
или будь то мешки,где лежат бедняки.

Молодые толпились и старые тоже:
"Эй,приятель сюда!"-голосили они.
Я-спокоен всегда,я-всегда на стороже...
Всё всегда,как всегда:веки,годы и дни!

Надоело смотреть-гибнут люди гуртами,
говоришь дуракам:"Погодите,куда?!"
Но не внемлет никто-в петлю лезут,да сами!
Мол-старик подвезёт,без возни и труда!

Я не плакал,когда убивали детей
и когда на кресте,распинали Иссуса,
только раз-вышиб слёзы,игрою Орфей,
прибавляя,что смерть-очень странного вкуса!

Вкусы-есть у меня и конечно мечты:
бросить это весло,поскитаться по свету...
Чтоб уже не нашёл-разводящий мосты,
чтоб не крикнул никто:"Подавай-ка,карету!"

                        Свалка.
Мы вседа проходим мимо
не задерживаясь долго,
нет ни прока и нет толка:
в стали ржавой,в клочьях дыма.
Тут не шатка и не валка,
свою жертву собирает:
всё смывает,всё стирает,
всех нас ждёт,она всё знает-свалка!

Век за веком,дни за днями,остаётся неизменна,
здесь коленопреклоненно,
круг живого замыкает,
раздражаясь диким смехом.
Под кусками горькой жести-
мнутся жизни,мнутся судьбы...
Отыграться и рискнуть бы,
но кончаются надежды-в этом месте.

Вышел месяц из тумана,
вынул ножик из кармана.
Буду резать,буду бить-
всё равно,тебе водить!
Льют бензиновые реки,
черепов глаза пусты!
Человек на человеке-
одинокие кресты...

Ядовитые поляны,
ядовитые цветы...
Что,тебе до красоты-
надышавшийся дурману?!
Наклонируйте породу-
недотроги-полубоги:
были б руки,были б ноги,
своей жадности в угоду!

Человеческих горений,
человеческих останков,
выползают чьи-то тени
из истлевших катафалков.
Никому уже не жалко-
осуждённых на забвенье,
недостойных для спасенья-
примет время,примет свалка!


                  Мир.
Мир бросил к ногам твоим розы,
мир бросил к ногам твоим тьму:
тепло очага и морозы,
любовь и слепую войну.

Здесь выживет,только сильнейший,
здесь правда в плену у лжи,
распят,даже сам светлейший
над пропастью и во ржи!

Здесь цену душе не знают,
во время чумы,тут пир!
Смеясь,тут святых убивают
и плача-идут в сортир!

Пустою мечтой играют
в Великие мира спеша-
Иуды,карман набивают:
металлом и кровью Христа.

Как весело жить Пилатам,
как гибельно,жить творцам-
выращивай хлеб и салаты,
да кланяйся вечно дворцам?!

Другие-пускай на плаху,
другие-пускай в костёр...
Мир,вашему праху!
Здесь-если не судья,то вор!

Где слово-раба в постели,
где музыка-бряцанье лат,
где истина-смерть в колыбели,
где благо-смердящий ад!

Возьмите у ангелов крылья,
откройте глаза,а не рот!
Готова ли бандерилья?!
Пусть скажет:"Алле!"-народ.

         Колокол в ночи.
Колокол в ночи звонИт-
грешника вспомянет,
кто-то,здесь лежит-
никто не знает!
Сколько нас ушло в небытиё
и в ковыльё?!

Волосы жнивьё,
глаза-туманы,
счастье,где моё,
там и обманы!
Солнце,золотило купола-
любовь была!

Мне ли одному-
звёзды не сияли,
эту весну,
птицы не встречали?
Если уж,дано гореть-
не умереть!

Ты гори,
чтобы не погасло,
ты гори-
весело и ясно...
Пусть поёт,опять дыша-
твоя душа!

Выпало тебе-
унять печали,
ветры на листе,
меня качали...
Светлою слезой к закату дня-
дождись меня!

END/


Postscriptum:
PS:комментариями,просьба не беспокоить!Мне хватает рецензентов,всякого рода и из СП и из Васьков,а со своими стихами-разберусь как-нибудь без вашей помощи!
Автор.
©  Кин Сергей Васильевич
Объём: 17.4805 а.л.    Опубликовано: 18 11 2006    Рейтинг: 10    Просмотров: 2013    Голосов: 0    Раздел: Не определён
«Сборник "Под колесами любви".(Сонеты)»   Цикл:
 
  Рекомендации: Сапожница /не она/   Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
cut19-11-2006 12:25 №1
cut
Забанен
Группа: Passive
"узды - мы".Эт чо за рифма такайя?боже - всё ж с большой буквы.Ересь эллинская - видим, нашей православной веры - не видати, хоть и Иоанн.За братья - за братий уж тогда б.Как-то так оть...

Сообщение правил cut, 19-11-2006 13:08
считаю, что здесь мы ничего считать не можем(с)
cut19-11-2006 13:07 №2
cut
Забанен
Группа: Passive
Да,кстати,совет.Смените ник!А то уж больно одиозный он...Skin-head'ов напоминает.
считаю, что здесь мы ничего считать не можем(с)
ШокоДимка11-12-2006 12:53 №3
ШокоДимка
Автор
Группа: Passive
Жаль, что стихотворения выложены сразу целым сборником в одном документе.
Сложно оценивать сразу все целиком, да и прочитать все сразу сложновато.
Прочитал не все, но на мой взгляд стихи неплохие и даже хорошие, разнообразная тематика.
Извините за беспокойство, но раз уж опубликовали свои стихи извольте почитать и отзывы.
С уважением, Д.П.
люблю пиццу и всякую вкуснятину
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.12 сек / 34 •